ВИРТУАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА

«История музея в 60 портретах.

Часть 4. 1990-2000-е гг.»

 

ШОПОТОВ КОНСТАНТИН АНТОНОВИЧ (19.08.1931 – 03.03.2019)

Капитан первого ранга, кандидат исторических наук, руководитель археологической экспедиции общества «Память Балтики», инициатор выставки подводной археологии в Выборгском замке.

Константин Антонович родился в дер. Бараново Кривошеевского района Томской области. Его родители работали на маслозаводе. Детей – Константина и его сестру Тоню – с детства приучали к труду. Перед войной глава семьи умер. Семья потеряла служебное жилье и была вынуждена покинуть родную деревню. Константину, которому тогда было чуть больше десяти лет, пришлось пойти работать коноводом в дер. Тамбар Тисульского района Кемеровской обл. После войны он окончил среднюю школу и поступил авиационное училище в г. Новосибирске. Год проработал в охране аэропорта Толмачево (г. Новосибирск), а после стал курсантом Военно-морского училища им. М.В. Фрунзе.

Читать далее

По легенде, во время службы в Толмачево он написал письмо министру Вооруженных сил СССР, маршалу А.М. Василевскому и получил в ответ направление в Ленинградское военное училище связи им. Ленсовета. А поступив, выступил на мандатной комиссии с просьбой о переводе в училище им. Фрунзе – уж очень большое впечатление на него произвела встреча с курсантами в тельняшках, готовившимися стать штурманами.
В 1955 г., по окончании Штурманского факультета Высшего военно-морского училища им М.В. Фрунзе (Санкт-Петербургский военно-морской институт), Константин Антонович получил направление в Тихоокеанский флот, где прошел ступени службы от командира штурманской боевой части до начальника штаба соединения атомных подводных лодок. Этот период охватил 22 года жизни Константина Антоновича. Дважды он проходил переобучение: в 1964 г. окончил специальные офицерские классы Военно-Морского Флота СССР в Ленинграде и в 1975 г. – Командный факультет Военно-морской академии им. А.А. Гречко.

В 1976 г. Константин Антонович Шопотов ушел в запас в звании капитана 1-го ранга. Переехал в Ленинград и занялся педагогической деятельностью – читал лекции, вел занятия в военно-морских вузах. Есть сведения, что с 1976 по 1989 гг. Константин Антонович возглавлял Штурманский факультет училища им. М.В. Фрунзе. Но капитану наскучила гражданская жизнь – ему хотелось приключений и открытий. В 1989 г. он окружил себя соратниками – аквалангистами из ленинградских и областных подводно-поисковых клубов и организовал общество «Память Балтики». Идеи нового общества были самыми благородными: «воссоздание и прославление забытых страниц славных побед Российского флота», а основной костяк экспедиционного состава Константин Антонович охарактеризовал как «истинных патриотов Родины, грамотных подводных археологов и истинных рыцарей подводных глубин». Первые годы общество занималось кораблями, погибшими в годы Великой Отечественной войны, а в 1991 г. К.А. Шопотов присутствовал на выступлении В.А. Тюленева, где тот поделился идеями о перспективности исследований затонувших шведских судов XVIII в. и продемонстрировал на карте места их гибели. Уже летом 1992 г. «Память Балтики» начинает исследовать Выборгский залив.

В то время подводные исследования общества должны были проводиться по утвержденному плану и под наблюдением прикрепленного к ним научного консультанта — представителя Института истории материальной культуры Российской Академии Наук. В 1992 и 1993 гг. прикрепленным представителем был В.А. Тюленев, начальник Выборгской археологической экспедиции ИИМК РАН с 1980 г. Очень скоро в Выборге разразилась настоящая информационная война. И в этой войне наука в лице ИИМК РАН вела баталии с Военно-морским флотом и обществом «Память Балтики» в лице его руководителя – К.А. Шопотова.

Гром разразился в августе 1994 г. В размещенной в газете «Выборгские ведомости» статье под грозным заголовком «Сделать из капитана котлету пообещал кандидат наук» была описана история зарождения конфликта и кратко изложена версия каждой из сторон. Кандидат наук Вячеслав Альбертович Тюленев выступил по местному радио с обвинениями по адресу Константина Антоновича Шопотова, руководителя общества «Память Балтики». Отставной капитан 1-го ранга обвинялся в бандитизме, некомпетентности и нарушении закона. К.А. Шопотов списывал обвинения на обыкновенную зависть и ревность исследователя, который до его появления был «монополистом» в изучении Выборга.

В следующем выпуске «Выборгских ведомостей» вышла статья В.А. Тюленева под названием «Археология – несчастная наука». В ней автор на примере Г. Шлимана рассказывает о том, как сложились современные принципы и законы проведения археологических исследований, а также о том, чем чреваты нарушения установленного порядка проведения работ – как в контексте утраты культурного слоя и сведений о нем, так и в контексте лишения права проводить археологические исследования в дальнейшем. Далее речь шла об итогах научного обследования Выборгского залива, которое велось уже 6 лет под руководством самого Тюленева с привлечением иностранных специалистов-подводников. Часть обнаруженных за это время кораблей была идентифицирована и достаточно подробно исследована, иные представляли собой обломки, торчавшие из поверхности дна. Они были взяты под наблюдение для того, чтобы отследить процесс размыва и наноса грунта, что могло бы дать картину изменений ситуации за последние 200 лет.

Обследование подводных объектов – это сложный комплекс наблюдений, замеров и фиксаций, за которым следует многоуровневый анализ, и только в случае наличия готовой реставрационной базы можно задумываться о возможности проведения стационарных раскопок или подъеме элементов кораблей. В противном случае они погибнут, и будут неинформативны. В качестве примера Вячеслав Альбертович приводил корабль «Васа» — памятник XVII в., поднятый шведами в 1961 г. Транспортировка судна обошлась им в 40 млн. крон. И почти вдвое больше понадобилось для проведения последующих реставрационных работ.

Вячеслава Альбертовича возмущала «манера выдергивания многострадальных элементов кораблей» и «всего, что под руку попалось». Как специалист, осуществляющий надзор за работой общества, он был недоволен тем, что на время проведения работ его не приглашали, а о проделанной работе он узнавал в конце года «поставленный перед свершившимся фактом “открытия”», о котором свидетельствует «отчет в виде газетных заметок». При этом археолог отмечал, что ИИМК РАН положительно относится к политике объединения усилий в исследованиях подводного наследия, если речь идет именно об этом, а не о произвольном извлечении предметов культурного наследия неквалифицированными дайверами.

В свою очередь, К.А. Шопотов не понимал и не признавал позицию археологов, которые, на его взгляд, «только осматривают и делают замеры». Ему все это казалось пустыми нападками чрезмерно осмотрительных людей, чьи способы неэффективны в силу того, что не приносят моментального результата. Он искренне хотел искать, находить и делиться. С 1994 г. надзор за работой экспедиции общества «Память Балтики» от ИИМК РАН осуществлял Петр Егорович Сорокин. Свое видение сложных взаимоотношений с ИИМК РАН Константин Антонович позже выразил в страницах монографии «В холодных глубинах Балтики»: «Неожиданно мы столкнулись с отдельными личностями, которых просто бесит прежде всего то, что мы честно и неукоснительно выполняем все требования действующих законов при проведении подводно-археологических исследований, сдаем все находки в государственный музей «Выборгский замок», от глубоко патриотической направленности нашего музея «Подводная археология», и они с остервенелой настойчивостью по сей день стараются придумать все, что в их силах, чтобы затруднить нашу работу, принизить результаты наших исследований… и были бы очень рады, если бы наш музей «Подводная археология» развалился, перестал существовать». К слову сказать, Константин Антонович, действительно, был человеком глубоко патриотичным.

22 июня 1992 г. К.А. Шопотов организовал поход, который впоследствии стал традицией. В памятный день участники похода после экскурсии по выставке подводной археологии и экспозиции, посвященной Второй мировой войне на Карельском перешейке, посещали памятные места и возлагали цветы в память о воинах, павших в боях за Выборгские острова в июле 1944 г.

Несмотря на сложные отношения с ИИМК РАН, экспедиция общества «Память Балтики» продолжала работать в Выборгском заливе. Фонды музея пополнялись новыми находками. В 1995 г. в Винном погребе Замкового острова открылась выставка «Подводные тайны Балтики». В 1997 г. она переехала в Комендантский дом. С 2006 г. экспозиция носит название «Подводная археология». История появления музея подводной археологии крайне противоречива, но сегодня эта коллекция – одна из «визитных карточек» Выборгского объединенного музея-заповедника. Это первая экспозиция подводной археологии в нашей стране. К сожалению, прогнозы, озвученные Вячеславом Альбертовичем в его отчаянных попытках достучаться до общества «Память Балтики» и очарованной энергией и искренним энтузиазмом К.А. Шопотова общественности, сбываются. Предметы обширной коллекции требуют принятия незамедлительных мер по их консервации, необходима помощь квалифицированных специалистов.
Так или иначе, в музее сформировалась коллекция подводной археологии, которая в ближайшее время предстанет перед публикой в обновленном виде.

Бескомпромиссный и решительный Константин Антонович Шопотов был очень яркой и неординарной личностью не только в истории музея, но и в жизни Выборга. В нем был силен дух авантюризма и, вне зависимости от обстоятельств, он шел своим курсом.Член Русского Географического общества, лауреат национальной премии России «За многолетний вклад в подводную деятельность», почетного знака «За заслуги перед Выборгским районом», Национальной литературной премии «Золотое Перо Руси», член союза писателей России, академик Академии военных наук Российской Федерации.
Он стремился объять необъятное, и, надо признать, ему это удалось.

 

Иванова М.С.

 

 

 

 

 

 

 

ШОЛМОВ КОНСТАНТИН ЕВГЕНЬЕВИЧ (р. 16.07.1969)

Журналист, инициатор выставки «Пограничный Выборг»

Константин Евгеньевич Шолмов родился 16 июля 1969 г. в семье инженеров в г. Тобольск. Родители Константина познакомились в Свердловске (ныне Екатеринбург) во время учебы в Уральском государственном лесотехническом институте. В 1962 г. молодую семью по распределению направили в пос. Коряжма Архангельской области для работы на Котласском целлюлозно-бумажном комбинате. В детстве Константин каждое лето проводил у бабушки в Тобольске, старой столице Сибири, в окружении древних стен Кремля. В 1986 г. после окончания коряжемской средней школы № 11 молодой выходец из «Архангелогородской губернии» отправился на покорение ВУЗов города-мечты – Ленинграда.

Читать далее

К.Е. Шолмов подал документы в два учебных заведения: в ЛЭТИ на инженера (по стопам родителей) и в ЛГУ на факультет журналистики. Последний выбор нельзя назвать осознанным, поскольку о журналистах и том, чем они занимаются, Константин знал из книг, газет и передач телевидения. В «Большой» университет будущий журналист поступил, пройдя по нижней границе проходного бала. Поскольку К.Е. Шолмов родился в эпоху демографического провала «эхо войны», то он попал под призывную кампанию студентов 1988 г., не помогла даже военная кафедра. Поэтому наш герой отправился служить в стройбат, где за полтора года успел принять участие в строительстве жилых домов, детских садов и прочих объектов инфраструктуры в Костроме и Иваново. Вернувшись на «гражданку», Константин закончил обучение в университете и женился, поскольку по его словам «это были перестроечные годы, учиться было скучно».

Рубеж 1980-1990-х гг. был эпохой стремительно меняющей страны и общества. Появились и бурно развивались независимые СМИ, вся страна смотрела на голубом экране передачи Ленинградского телевидения, как грибы после дождя появлялись газеты и диковинные форматы подачи информации. В 1990 г. К.Е. Шолмов переезжает в Выборг, к тому моменту его отец уже работал на Светогорском ЦБК. Можно сказать, что Константин яркий представитель переселенческой волны «эпохи гласности», поскольку в качестве причин переезда в наш город он называет два характерных для того времени обстоятельства. Первое – «город поразил меня своим нерусским видом, я впервые попал в него, когда ездил «на картошку» на первом курсе». Второе – широко афишированные в СССР планы создания в Выборге «свободной экономической зоны».

Как и для многих творческих выборжан, начинавших зрелый этап жизненного пути, первым местом работы Константина стала газета «Выборгский коммунист», где он познакомился с редактором и народным депутатом Василием Ильичом Колотовым. Первым редакционным заданием К.Е. Шолмова был репортаж из поселка Правдино о судьбе ветерана Великой Отечественной войны, обделенного вниманием местных властей. Результатом поездки стала статья под заголовком «Неправда в Правдино». Однако прокормить себя и семью, работая «внештатником» было невозможно в любую эпоху. Летом того же года сформировалось Выборгское телевидение на базе компании «Русское видео», занимавшее здание на ул. Крепостная, 8. В то время у компании было самое современное оборудование во всей стране. Первые выпуски новостей Выборгского телевидения снимали в каморке дежурного охранника, одним из ведущих выступал Константин Шолмов, он же сделал, пожалуй, один из первых в нашей стране сюжетов о Советско-финляндской войне. Для передачи журналист нашел ветеранов, которые рассказывали о своём участии в штурме Выборга 13 марта 1940 г.

В 1991 г. В.И. Колотов пригласил К.Е. Шолмова для работы над выпуском приложения «Часовая башня» к газете «Выборг». Первое время там печатались народные рецепты от зубной боли, статьи на тему местной политики, а вскоре важное место заняли публикации по истории города, которые писали Евгений Евгеньевич Кепп, Виктор Васильевич Дмитриев, Валентин Александрович Болгов и др. 19 августа, в день ГКЧП и сдачи в печать очередного выпуска приложения, Константин должен был принять судьбоносное для страны и себя лично решение: печатать ли Указ президента РСФСР Б.Н. Ельцина № 1 или нет. В итоге решение было принято: «если что, отец живет рядом в Светогорске, а там и в Финляндию рукой подать». Однако история пошла по известному пути, и К.Е. Шолмов продолжил работать в нашем городе.

В январе 1992 г. были отпущены на свободу товары и цены на них. Семью стало нечем кормить и пришлось вспомнить навыки армейской поры. Более года Константин Евгеньевич проработал рабочим на строительстве здания храма Церкви евангельских христиан-баптистов в Северном поселке. Осенью 1993 г. в Выборгской таможне появилась штатная единица «пресс-службы». Стоит отметить, что в эту эпоху таможня была стратегически важным ведомством в бюджетной системе России и на его развитие не жалели средств. Тогда еще никто не понимал, зачем нужна эта спущенная сверху должность, которую занял Константин Шолмов. Результаты работы выборгских таможенников стали мелькать в новостных лентах. На местном радио «Европа плюс» в передаче «Зеленый коридор», пожалуй, впервые в нашей стране появлялись ежедневные отчеты о состоянии очередей на подведомственных пунктах пропуска.

История города и смены политических границ с самого начала жизни в Выборге интересовали молодого журналиста. Во время работы в пресс-службе ведомства у Константина родилась идея изучить историю «пограничного и таможенного» вопросов. Он направился в кабинет директора Выборгского краеведческого музея и рассказал о задумке С.А. Абдуллиной, которая сообщила в ответ, что её дочь Диана как раз пишет дипломную работу на эту тему. Так началось сотрудничество музея с Выборгской таможней и пограничным управлением по созданию экспозиции «Пограничный Выборг». Константин Шолмов писал концепцию выставки, искал документы по истории Выборгской таможни в ЛОГАВ, получил консультацию у профессора И.П. Шаскольского по истории торговых отношений эпохи Средневековья и Раннего Нового времени, рисовал эскизы планшетов по истории изменения государственных границ. В музей для экспонирования поступили конфискованные вещи из Выборгской таможни. Но самым впечатляющим результатом стала передача нашему музею для новой экспозиции предметов из ведомственных музеев Пограничной стражи и Таможни Финляндии, чему способствовал авторитет начальника таможни Ивана Николаевича Фомина, выходца из крестьянской семьи карел. Выставка была признана лучшей в России экспозицией, посвящённой Таможенному делу, долгие годы она была самой популярной выставкой музея. За создание выставки в трудовую книжку Константина Шолмова была внесена благодарность, единственная!

Однако формализм и бюрократизация ведомства (за три года штат вырос в 10 раз) и тот факт, что Константина принуждали носить таможенную форму, вынудили его принять решение покинуть пост, а форму передать музею, к слову сказать, её на манекене видели многие посетители выставки «Пограничный Выборг». К тому моменту Константин Шолмов уже работал в газете «Выборгские ведомости», учрежденной местным Советом депутатов. Первые годы газета даже носила второе название «Viipurin sanomat» и позиционировалась как газета «Свободной экономической зоны», некоторые колонки печатали на финском языке. 1996-1997 гг. – время острого противостояния местного Совета депутатов и администрации муниципального образования. В конфликте издание приняло сторону исполнительной власти, а в 1997 г. газета была приватизирована, учредителями стали сотрудники, которые получили доли. В то время это была одна из лучших местных газет в России. В 1998 г. издательство закупило в Финляндии свою первую печатную машину. На полосах газеты печатались стать по истории и культуре края сотрудников музея Виктора Степановича Ядова, Зинаиды Анатольевны Новоселовой, а также выборгских краеведов и журналистов газеты, в их числе был и Константин Шолмов. Некогда табуированные темы выборгского краеведения находили отражение на печатных полосах «ведомостей». Молодость и живость характера сделали Константина завсегдатаем массовых мероприятий на Замковом острове, результатом посещений были регулярные заметки о «Майском дереве», «Ночном вояже», «Серенадах Выборгского замка», «Рыцарском турнире» и др.

Но Константин Шолмов оставался не только наблюдателем фестивальной жизни на острове, он, совместно с Валентином Мутагаровичем Кутлиматовым, придумал и организовал неординарное спортивное мероприятие, которое могло родиться только в Выборге – «Бег по вертикали». В 1997 г. первые спортсмены на время побежали по лестнице на смотровую площадку Башни Святого Олафа за приз от редакции газеты «Выборгские ведомости». Первые два года Константин Шолмов был участником забегов с наилучшим результатом. К большому сожалению, традиция не перешагнула 20-летний юбилей.

В 1998 г. Константин Шолмов познакомился с К.А. Шопотовым, в котором он сразу распознал родственную душу «пирата», после чего он регулярно освещал ход экспедиций Общества «Память Балтики». Так одна из его статей вышла с заголовком «В холодных глубинах Балтики», который позже использовался в публикациях Общества. В экспедицию 1999 г. журналист устроился на судно коком, варил щи из «синей птицы», которые капитан добывал на местных птицефабриках.В результате экспедиции были обнаружены остатки линейного корабля, с которого была поднята чугунная пушка. Константин по образу орудий, которые он видел на валах шведского замка Кальмар, предложил сделать под артефакт деревянный лафет, который по его же рисункам изготовили выборгские плотники на безвозмездной основе. Орудие на деревянном лафете долгое время встречало гостей музея в Комендантском доме. В июне 2001 г. в Выборг из Финляндии зашла гребная лодка «Хеймлоса Рус»- реплика речного корабля эпохи Викингов, мимо этого события не могла пройти мимо «пиратская душа» Константина, «на весле» он дошел с командой до Высоцка и написал об этом репортаж. Этот сюжет найдет продолжение в судьбе другого героя наших очерков.

В декабре 2001 г. Константин Шолмов переселился в Петербург, где стал работать штатным корреспондентом в газете «Деловой Петербург», а позже заместителем главного редактора. В 2008 г. ушел во «фриланс». В 2010-2012 гг. занимал пост заместителя начальника управления по связям с общественностью Санкт-Петербургского государственного университета. В 2012-2014 гг.- руководитель медиацентра «РИА Новости» в Санкт-Петербурге. В настоящее время Константин Шолмов посвятил себя занимательной педагогике и ведет экскурсии в «Доме культуры Льва Лурье».

P.S. Подшивки газеты и часть фотоархива газеты «Выборгские ведомости» поступили в библиотеку и архив Выборгского объединенного музея-заповедника, где проходят научное описание.

 

Мельнов А.В.

 

 

 

 

 

 

 

ВАСИН ПЕТР АЛЕКСАНДРОВИЧ (род. 1954 г.)

Основатель военно-исторического фестиваля «Реконструкция средневековья»

Петр Александрович Васин родился в 1954 г. в г. Ленинград. В 1971 г. окончил школу № 1 с углубленным изучением русского языка, входившую в сеть ассоциированных школ ЮНЕСКО. В 1976 г. закончил судомеханический факультет Ленинградского высшего инженерного морского училища имени адмирала С.О. Макарова, а в 1984 г. в Центральном научно-исследовательском дизельном институте защитил диссертацию на степень кандидата технических наук по теме «Исследование газовоздушного тракта четырехтактного высокооборотного дизеля с турбонаддувом как объекта автоматической безразборной диагностики». На профессиональной стезе Петром Александровичем были подготовлены в соавторстве статьи по вопросам эксплуатации дизельных двигателей, а также запатентовано несколько изобретений.

Читать далее

Опубликованный в 1819 г. в Великобритании роман Вальтера Скотта «Айвенго» дважды повлиял на историю Выборгского замка. Выход романа стал предтечей возникновения романтической моды на Средние века, что не могло не отразится на архитектуре. В конце XIX в., при реконструкции, ряд стен и карнизов  замка, в угоду романтичному образу, были увенчаны фальшивыми кирпичными машикулями. Вторая волна тоски по рыцарским временам захлестнёт Выборгский замок спустя еще 100 лет. В 1960-х гг. романы Вальтера Скотта и приключенческая литература печаталась многотысячными тиражами. На смену играм недавно закончившей войны пришли новые формы мальчишеского досуга: игры в индейцев, ставшие популярными благодаря вестернам. В 1975 г. на советских экранах вышел первый шедевр режиссёра Сергея Тарасова «Стрелы Робин Гуда» с Борисом Хмельницким в главной роли. Результат влияния на неокрепшие умы был закреплен успехом фильма «Баллада о доблестном рыцаре Айвенго» (1982 г.), а через три года одним из лидеров кинопроката стал совместный советско-норвежский фильм режиссера Станислава Ростоцкого «И на камнях растут деревья» (1985 г.). Для большинства выросших детей увлечение рыцарскими временами осталось в прошлом,  для некоторых же это стало предтечей «хобби». Уже 1980-х гг. в Ленинграде были люди, мастерившие доспехи из подручных материалов, которые удавалось раздобыть. Источником информации служили немногочисленные вырезки из журналов.

Одним из таких людей был и наш герой. В свободное время от работы Петр Александрович плел кольчугу, изыскивал производственные цеха, где могли изготовить меч и другие элементы вооружения. В 1989 г. военно-патриотические клубы, находившиеся под покровительством ВЛКСМ (комсомола), смогли организовать первое масштабное военно-историческое мероприятие – реконструкцию Бородинского сражения. На постсоветском пространстве эта дата считается отправкой точкой в истории развития военно-исторического движения «реконструкторов». Ленинградским ответом на празднование памятной даты в отечественной истории стала подготовка к 750-летию Невской битвы. С 1 по 14 июня группа энтузиастов на реконструированной ладье «Рарог», командиром который был П.А. Васин, прошла от Великого Новгорода по реке Волхов в Старую Ладогу, откуда часть людей двинулась верхом, а другая продолжила путь по воде. По прибытии в Усть-Ижору, на место исторического сражения, группа энтузиастов повторила путь дружины Александра Невского протяженностью в 400 км. В тот момент только П.А. Васин обладал полным комплектом доспеха русского дружинника XIII в., включая шлем и кольчужные чулки. С этого исторического похода ведет свою историю старейший в России клуб военно-исторической реконструкции средневекового периода – «Княжеская дружина».

Изначально в клубе была определена ориентация на историческую реконструкцию снаряжения и экипировки воинов-профессионалов Древней Руси – старшей и младшей дружины, а также рыцарского ополчения соседних государств. Для того, чтобы достоверно воссоздать облик древнерусских «рыцарей» приходилось собирать информацию буквально по крупицам. Научные консультации в вопросах истории материальной культуры членам клуба оказывал специалист по военному делу средневековой Руси доктор исторических наук Анатолий Николаевич Кирпичников.

Внутри клуба существовала иерархия, воспроизводящая реалии Средних веков. Турниры и полевые сражения Высокого Средневековья – это противостояния рыцарей, т.е. всадников. Чтобы реконструировать образ далеких эпох, в клубе «Княжеская дружина» изначально была введена обязательная конная подготовка, для чего была оборудована клубная конюшня. В 1996 г. клуб был зарегистрирован как общественная организация, а руководителем избран воевода Петр Васин. К тому времени к военно-историческому движению сформировался большой интерес, численность и количество клубов стало расти. В движение стали приходить люди, чья жажда познаний не ограничивалась историей рыцарства или Средними веками. Так внутри клуба «Княжеская дружина» появилось разделение на отряды (копья), помимо русской дружины, начали действовать копья английского и французского рыцарей, западнорусский и польский отряд, комтурия Ливонского ордена, а также отряд шотландских наемников, которые в последующем станут отдельными клубами. К тому времени в Петербурге появился клуб, занимавшийся реконструкцией Древнего Рима «Десятый легион», а также клуб, ориентированный на эпоху викингов «Вольная Ватага».

В 1996 г. под Гатчиной в поселке Мариенбург впервые в России проходил военно-исторический международный фестиваль, в котором приняли участие клубы из России, стран СНГ, Норвегии, Финляндии и Франции. Тогда на поле были представлены разные эпохи – от Древнего Рима до Гражданской войны в России. В 1997 г. клуб «Княжеская дружина» провел своё показательное выступление в Выборгском замке на Международный день музеев. Кроме воеводы Петра Васина и его дружины, во внутреннем дворе замка продемонстрировали навыки владения историческим оружием римские легионеры и викинги из упомянутых петербургских клубов. 27 июня 1998 г. был проведен первый полноценный военно-исторический фестиваль в Выборгском замке. Правда, продолжался он только один день, на второй день участники отправились в город Пушкин. Поскольку первый «турнир» был немногочисленным, участников было не более 50 человек, то основной площадкой был выбран  внутренний (Нижний) двор замка, а первый «бугурт» (франц. «бить» — рыцарский турнир, в ходе которого две группы рыцарей, вооружённых затупленным оружием, сражались друг против друга) состоялся в узком пространстве ворот, ведущих во двор.

С каждым последующим годом количество участников (как и массовость движения) росло в геометрической прогрессии. Любой фестиваль был местом и временем общения. В то время в календаре реконструкторов были несколько фестивалей, ради которых имело смысл вкладывать собственные средства и время: «Куликово поле» (Тульская область), «Белый замок» (Минск) и …  Выборг. В определенный момент в Выборгский замок, словно в «Мекку», стали съезжаться клубы и отдельные энтузиасты из Москвы, Тулы, Ельца, Саратова и даже Владивостока. Руководитель клуба «Княжеская дружина» П.А. Васин получил согласие от директора музея С.А. Абдуллиной и на Замковом острове и в Аннинских укреплениях стали один раз в году вырастать рыцарские шатры. Отныне Выборгский замок и собственно Выборг стали одним из главных центров исторической реконструкции в нашей стране. Освещение турнира в центральных СМИ и «сарафанное» радио сделали своё дело: фестиваль стал главным событием в календаре мероприятий музея. И сегодня одним из трёх самых задаваемых вопросов сотрудникам музея остаётся: «А когда у вас рыцарский турнир проводится?».

В 2000 г. состоялся фестиваль в утвердившемся «эталоне» массового исторического фестиваля. Именно тогда клубы «Княжеская дружина» и «Кавалерийское братство» во рвах Аннинских укреплений провели настоящий конный турнир по средневековым правилам. Клим Жуков, Дмитрий Коровкин и Сергей Мясищев из клуба «Ливонский орден» разработали концепцию фестиваля, которая включала проведение конного и пешего турниров, штурм укреплений, турнир лучников, конкурс костюма и даже историческую конференцию, на которой выступал доцент СПбГУ Олег Сколов, печально известный ныне.

Уже в 2003 г. на фестиваль «Реконструкция средневековья» в Выборгский замок съехались 600 человек из 50 клубов из России, Эстонии, Белоруссии и Украины. Замковый остров уже не вмещал то количество зрителей, которое желало увидеть зрелище. В скором времени появились знаменитые очереди на Крепостном мосту. На ристалище на своих конях блистали воинским умением Петр Васин и Юрий Ефремов. Массовость бугуртам придавало участие белорусского клуба «Орден Северного Храма». Уже в 2006 г. количество участников вырастет почти в два раза. К тому времени большой «бугурт» традиционно проходил в Нижнем дворе, а зрители занимали зрительные ряды на Кузнечном дворе и сцены, оставшиеся от постановок Мариинского театра. Военно-исторический фестиваль в Выборгском замке стал, с одной стороны, точкой притяжения для реконструкторов эпохи Средневековья со всего постсоветского пространства, с другой стороны – одним из пионеров событийного военно-исторического туризма и, несомненно, визитной карточкой нашего музея (и города). Однако, когда любое общественное движение развивается и разрастается, неизбежно появляются новые ответвления, новые лидеры, новые реалии. «Золотым веком рыцарских турниров» для нашего музея стал период 2003-2009 гг.

С тех пор поменялись организаторы фестиваля, появилась мода на проведение исторических фестивалей. Если раньше было несколько мест, куда можно было отправиться, чтобы увидеть всех, то теперь появились фестиваля по всей стране и на любой исторический период и даже регион. Теперь собрать все клубы в одном месте стало практически непосильной задачей. Могут себе позволить такой размах разве что могущественные «Времена и эпохи», сотрудничающие с Департаментом по культуре Москвы. Если раньше участниками фестивалей двигал энтузиазм, то с развитием движения вопросы транспортных расходов, питания участников фестиваля и пр. стали главной заботой организаторов. К сожалению, такие же масштабные и эффектные «бугурты» в Нижнем дворе замка, как это было раньше, мы вряд ли когда-либо увидим, теперь это – часть истории Выборгского замка.

 

Мельнов А.В.

 

 

 

 

 

 

ДУДИН АЛЕКСЕЙ ВИКТОРОВИЧ (р. 1964)

Основатель клуба «Лебединая дорога» и интерактивной экспозиции «Реконструкция средневековья»

Алексей Викторович Дудин родился 15 октября 1964 г. в городе Елец в семье потомственного сапожника и швеи. В 1981 г. закончил Елецкую школу № 8, после чего обучался в Елецком техническом училище №1 по специальности «эксплуатация и ремонт путевых машин». В 1983-1985 гг. служил в армии в составе Группы советских войск в Германии. После возвращения из армии и вплоть до 1995 г. работал слесарем на елецком заводе «Энергия», крупнейшем предприятии страны, специализирующемся на производстве химических источников тока.

Читать далее

Мы уже рассказывали в статье, посвященной Петру Александровичу Васину, о том, как в СССР у тысяч юношей зарождался интерес к исторической реконструкции. В случае и нашего героя начитанность приключенческими романами и исторической литературой сыграла свою роль. В 1988 г. в руки А.В. Дудина попал журнал «Сельская молодежь», в котором была опубликована статья об энтузиастах, воссоздающих облик солдат Бородинской битвы. Вместе с Виктором Николаевичем Валуевым, с которым они состояли в городском историческом клубе «Вече», было подготовлено обращение к секретарю местного горкома ВЛКСМ о поддержке, на которое власти неожиданно дали положительный ответ. Энтузиасты получили финансовую и материальную помощь (кожу с местного кожзавода и холстину). Из заполученных материалов они изготовили первые мундиры петровской эпохи: кафтаны, треуголки, перевязи с патронными сумками, ремни, штаны и даже башмаки. Дело в том, что к тому времени энтузиасты получили приглашение принять участие в юбилейных торжествах, посвященных 280-летию Полтавской битвы. Из-за политической конъюнктуры фестиваль прошел в Ленинграде, а не на Полтавщине. А через несколько месяцев сбылась мечта елецких реконструкторов – они оказались на поле Бородинского сражения. Именно с этого момента идет отсчет истории реконструкторского движения на земле Елецкой.

В 1994 г. в Ельце появляется первый клуб исторической реконструкции «Копьё», у истоков которого стояли Алексей Дудин («Атли» или «Свен»), Павел Жигулин («Фарлаф») и Владимир Гутенев («Бьёрн»). Достаточно скоро у клуба появляется возможность заниматься верховой ездой. Алексей Дудин сделал упор на изготовление реплик оружия, литья, а также дефицитного товара – исторической обуви (в то время её изготавливали единицы). Пригодились полученные от отца навыки. Образцы приходилось искать в литературе, наблюдать опыт других клубов.

В 2000 г. Алексей Дудин впервые с клубом попал на фестиваль «Реконструкция Средневековья» в Выборгском замке – и с этого момента начался его многолетний «роман» с нашим городом. Уже следующей же зимой отряд степных «варягов» под предводительством Атли обосновался в Выборгском замке, предлагая несколько диковинные забавы для гостей замка: попрыгать на большой скакалке-канате, пострелять из лука, проверить свою силу и ловкость в метании топоров. Подобный формат «живой истории» достаточно давно укоренился в замках и крепостях Западной Европы, но для нашей страны это было еще в диковинку. Летом того же года на банке гребной лодки «Хеймлоса Рус» Алексей Дудин познакомился с журналистом газеты «Выборгские ведомости» Константином Шолмовым. Высадившись на берег в Высоцке, они решили, что построят собственную ладью.

В 2003 г., по договоренности с директором музея Светланой Александровной Абдуллиной, в свободных помещениях замка разместился первый выборгский клуб исторической реконструкции «Лебединая дорога», который организовали Алексей Дудин (теперь уже «Свен») и Вячеслав Никонов («Кнутссон»), в ту пору музейный водитель. Молодые люди воссоздавали облик норманнов XI в. – эпохи, предвосхищавшей основание Выборгского замка. Уже весной 2004 г. на первом этаже Винного погреба открылась первая интерактивная выставка «Реконструкция средневековья». Кстати, для создания «площадки живой истории» на территории Замкового острова Константином Шолмовым была подготовлена концепция «Музей в меняющемся мире» для подачи заявки на грант Фонда Потанина. Проект занял призовые места, однако так и не был реализован.

В пространстве аутентичных каменных стен Винного погреба гости музея могли облачиться в доспехи, подержать в руках меч, на верхнем дворе было организовано стрельбище. Второй этаж погреба был оставлен для мастерской, а также «клубной жизни». Особое внимание в клубе уделялось ремеслам: кузнечному, гончарному, изготовлению луков, текстилю и др. Во многом члены клуба могли обеспечивать себя сами. Изменился и ландшафт Замкового острова, который до этого погружал человека в эпоху Средневековья лишь раз в году, во время «Рыцарского турнира». Отныне встретить «человека из прошлого» в замке можно было практически круглый год. Наличие местного клуба исторической реконструкции, да и еще в стенах замка, позволяло музею использовать «викингов» во время музейных мероприятий. Кроме того, «знакомство с викингами» стало излюбленной программой в календаре «музейной педагогики». Отныне почетные гости музея в обязательном порядке проходили через процедуру облачения в доспехи.

Однако для неуемной натуры Алексей Дудина замкового погреба и двора было недостаточно. Уже в 2004 г. родилась идея строительства музея под открытым небом – «деревни викингов». Кстати, изначально местом расположения этого комплекса планировалось сделать площадку Восточного бастиона Выборгского замка. В мае 2005 г. Свен (Алексей Дудин) нашел в Выборге человека, заинтересовавшегося проектом – Андрея Сергеевича Николаева, которого очевидец события Константин Шолмов до этого знал как иллюстратора колонок и рекламы в газете «Выборгские ведомости». Инвестором проекта выступила туристическая фирма «СЗС-тур». Для создания музея был выбран участок на 16 км шоссе Выборг-Светогорск. Эскизные рисунки облика будущего варяжского двора или «Свенгарда» (с древнешв. «двор Свена») были выполнены Алексеем Дудиным в стенах замка. В июле 2005 г. для СМИ состоялась презентация строящегося музея под открытым небом «Свенгард». Широкая известность нового туристического объекта уже на первом этапе его существования – это во многом заслуга Константина Шолмова.

В 2005 г. произошел раскол клуба «Лебединая дорога», часть людей под началом Свена посвятила себя новому проекту, другая часть во главе с Кнутссоном (В.В. Никоновым) осталась в замке. Со временем замковый клуб получил новое название «Королевская дорога» и новое направление – реконструкция облика первых жителей Выборгского замка XIV–XV вв. В клубе появились молодые люди, занимающиеся подготовкой к бугуртам, проходившим ежегодно в замке. Некоторое время у клуба была даже своя ладья. В замке к тому времени появился ещё один клуб военно-исторической реконструкции – «Людинская сотня», воспроизводящий вооружение и быт ополчения Великого Новгорода XIV в. Клуб был ориентирован на подготовку к фестивалям и набиравшему популярность виду спорта «исторический средневековый бой». Со временем выставка «Реконструкция средневековья» развилась до популярной и по сей день интерактивной экспозиции «Рыцарский зал». А клуб «Людинская сотня» стал зачинателем экспозиции «Камера пыток», которая впервые открыла свои двери для всех желающих в 2011 г.

В 2009 г. из-за конфликта с учредителями проекта Свен покинул Свенгард, который вскоре был переименован в «Сваргас». В 2013-2015 гг. Алексей Дудин принимал деятельное участие в работе международной культурной ассоциации «Керимаа», которая была отдушиной известного знатока выборгской истории и культуры Михаила Николаевича Костоломова. Сегодня Алексей Викторович Дудин – участник многочисленных проектов как исторической, так и развлекательной направленности. В наши дни в селе Чернава (Липецкая область) руководитель клуба «Дикое поле» Алексей Дудин планирует построить Чернавскую крепость и проводит свои фестивали, впрочем, как и всегда…

А занесённое 20 лет назад из Ельца перекати-поле «живой истории» дало свое плоды на выборгской земле. Интерактивные выставки, замковые ремесленники и поединки выборгских рыцарей и сегодня украшают наш музей, наш общий дом – Выборгский замок.

 

Мельнов А.В.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

АБАКУМЕНКО ВАЛЕНТИНА ПАВЛОВНА (р. 1942 г)

старший научный сотрудник музея-заповедника «Ялкала»

В 1963 г., на третьем году своей истории, Выборгский краеведческий музей обзавелся первым филиалом. Власти города передали в его состав Дом-музей В.И. Ленина на ул. Рубежной, 15, действовавший к этому моменту уже много лет – то на правах подразделения городской библиотеки, то на общественных началах, без постоянного штата и бюджета. Присоединение к городскому музею временно решило проблему: музей Ленина смог нормально работать «под крылом» младшего, но более крупного «собрата».

Читать далее

Прошло шесть лет, страна готовилась отпраздновать 100-летие со дня рождения вождя мирового пролетариата. К юбилейной дате многочисленные ленинские места Советского Союза должны были предстать в обновленном  виде. Домик на Рубежной тоже попал в программу реконструкции, и, чтобы проще было контролировать процесс преображения музея, его решено было включить в состав Ленинградского филиала Центрального музея В.И. Ленина – своеобразного методического центра для всех ленинских мест, расположенных в черте Ленинграда и в Ленинградской области.

Утрата историко-революционного филиала на Рубежной оказалась для ВКМ не слишком болезненной. К 1969 г. у музея был статус межрайонного, и в качестве филиалов в него входили музеи Тихвина, Волхова, Лодейного Поля, Кингисеппа, Приозерска и Старой Ладоги. К тому же, сотрудники ВКМ в это время были заняты подготовкой первой постоянной экспозиции в главном корпусе Замка. Когда же 19 апреля 1970-го г. она была наконец открыта (все к той же знаменательной дате), ее центральным экспонатом стал массивный скульптурный портрет Ленина, склонившегося над бумагами: Владимир Ильич то ли трудился над «Апрельскими тезисами», то ли посетителей подсчитывал…

 «Die Geschichte wiederholt sich immer zweimal» – утверждал Карл Маркс. Признаем его правоту. История любит повторяться, даже если речь идет не о странах и народах, а о таких локальных сюжетах, как жизнь музея. Прошли десятилетия, и образованный в 2015 г. Выборгский музей-заповедник, «наследник» ВКМ, вновь включил в свой состав Дом-музей В.И. Ленина (правда, бывший) в поселке Ильичево Выборгского района. Сейчас это Музей-заповедник «Ялкала», филиал Выборгского объединенного музея-заповедника.

«Ялкала» старше музея в Выборге ровно на 20 лет: здесь музей основан в 1940 г. на месте бывшего хутора семьи Парвиайнен, где в августе 1917 г. семь дней, скрываясь от властей, прожил Ленин. Первые полвека истории музея в Ильичево были вполне благополучны – сюда автобусами приезжали туристы. Но в 1990-е гг., когда в стране произошли глобальные перемены, идеологические музеи вынуждены были, чтобы выжить, искать новые темы. Музей Ленина в Ильичево, с его интереснейшей деревенско-хуторской историей и замечательным по красоте окружающим ландшафтом, смог найти свою нишу, обратившись к финскому наследию края. И как раз в это время, когда музей активно менялся, собирал материалы, завязывал деловые контакты с российскими и финскими исследователями, общественными организациями, диаспорами, в «Ялкалу» пришла Валентина Павловна Абакуменко.

В каждом малом музее есть сотрудник, который является генератором идей и движущей силой. В «Ялкале» таким человеком, без сомнения, является Валентина Павловна. Неизменно радушная, великолепно рассказывающая о музее и его экспонатах, рукодельная, энергичная – она, собственно, и есть то ядро, на котором музей держится.

Валентина Павловна Абакуменко (урожд. Лукина) родилась 19 мая 1942 г. в станице Красноармейской Краснодарского края, одном из старейших казачьих селений на Кубани. За десять лет до ее рождения станица, называвшаяся тогда Полтавской, пережила страшную трагедию: ее жители, считавшие себя украинцами и сопротивлявшиеся коллективизации, были депортированы на Урал – почти поголовно. Опустевшие дома стали заселять семьи красноармейцев из Центральной России и Беларуси. Семья Валентины Павловны была в числе тех, кому пришлось осваиваться на новых местах. В 1942–1943 гг. станица была оккупирована румынскими и немецкими войсками. Так что детство Валентины оказалось трудным: после войны станица восстанавливалась из сильнейшей разрухи. В таких условиях нужно было трудиться, а не мечтать об интересной профессии. Закончив школу, в 1959 г. Валентина Павловна пошла работать на Ворошиловградский тепловозостроительный завод, учеником токаря в метизном цехе.

Но два года спустя мечта получить хорошее образование все же победила. Валентина уехала в Ленинград, чтобы поступать на географический факультет Ленинградского государственного университета. В 1966 г., получив диплом по специальности «гидрология суши», устроилась в Государственный гидрологический институт, на должность инженера аэроснегомерной экспедиции. В 1960–1970-х гг. ей много пришлось работать в экспедиционных условиях – в Казахстане, на БАМе, изучая снеговой покров и изменения экологической обстановки. А потом было десять лет работы в аэрокосмической лаборатории.     

Главная Экспериментальная база Государственного гидрологического института, в состав которой входили русловая и аэрокосмическая лаборатории, обосновалась в поселке Ильичево. Эти места, с их озерами и лесом, успели полюбиться Валентине Павловне.  Когда в 1990-х гг. база переживала тяжелые времена, многим ее сотрудникам пришлось уволиться. Некоторые из них, включая Валентину Павловну, нашли новое место работы здесь же, в Ильичево, в недавно образованном на базе бывшего музея В.И. Ленина музее-заповеднике «Ялкала». Да, это были не специалисты-историки, но это были люди науки, способные совсем по-новому увидеть будущее музея и применить свои знания в совершенно новом для них деле.

С приходом в «Ялкалу» Валентины Павловны (она была принята сначала на должность заместителя директора по АХЧ, затем – главного хранителя и с 2002 г. – старшего научного сотрудника) в музее начинают разрабатываться культурно-образовательные программы и мастер-классы: экологическая тропа к озеру Долгое, «Сказки бабушки Арины», где в образе ижорской крестьянки она знакомит посетителей с народной культурой и тем, какое воплощение она нашла в сказках Пушкина.  Необычайно поэтичной и познавательной получилась программа «Дорогами Калевалы», где Валентина Павловна вплетает в рассказ о природных особенностях края руны знаменитого финского эпоса. Ее же идеей было выращивать лен на территории музея-заповедника – подобно тому, как это делали финны, а также обрабатывать его традиционным способом для получения льняной нити. Так появилась уникальная программа «Как рубашка в поле выросла», где посетители могут попробовать сами спрясть льняную нить. К восторгу детей (да и многих взрослых экскурсантов) сделанные руками Валентины Павловны соломенные куклы-стригушки в ярких сарафанах сами пускаются в пляс – стоит только постучать по столу.

Организация массовых мероприятий музея, создание выставок и многое другое стали предметом не просто деятельности, но также искреннего интереса и заразительного энтузиазма с ее стороны. Благодаря стараниям Валентины Павловны в 1998 г. был впервые проведен Фестиваль традиционных искусств народов Карельского перешейка, в котором участвовали музыканты из разных стран. Она – организатор ежегодного фестиваля народного творчества «Спас в Ялкала», участник и помощник в организации научных конференций, таких как Барышниковские научные чтения. Сама Валентина Павловна выступает на конференциях, рассказывая об истории музея, о жителях довоенной Ялкалы, является автором ряда научных статей.

Сейчас «Ялкала» и ее экспозиции готовятся к реконструкции. Веероятно, это будет означать изменения в профиле музея-заповедника и в его работе. На этом сложном этапе особенную ценность приобретают опыт, знания и мудрость музейного коллектива, в котором Валентина Павловна Абакуменко, несомненно – главная опора.

 

Мошник Ю.И., Манохина А.Д.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

БАЛАБАНОВ АЛЕКСЕЙ ОКТЯБРИНОВИЧ (1959-2013)

Кинорежиссер. Попытка объять необъятное через один портрет

То обстоятельство, что Выборгский объединенный музей-заповедник главной своей достопримечательностью имеет Выборгский замок, сильно расширяет наши возможности в рассказе о музее через биографии отдельных людей. История музея неотделима от замка, замок неотделим от Выборга, а Выборг неотделим от кино. И все жители Выборга тому свидетели.

Читать далее

Выборг (читай «замок») – это и съемочная площадка с целым набором готовых декораций и реквизита, и место проведения кинофестиваля, и хранитель памяти о достижениях отечественного киноискусства. И обойти тему кино мы не можем. Хотя в «замковых отчетах» – позволим себе называть так отчеты о работе музея – тема кино возникает далеко не сразу и довольно своеобразно, но об этом позже. Почему именно Балабанов? Не Марлен Хуциев, не Савва Кулиш, не Армен Медведев, не Станислав Ростоцкий, наконец, который, можно сказать, практически в Выборге жил (у него была дача в Высоцке)? Почему не десятки других деятелей отечественного киноискусства, таких же известных и таких же достойных? Мы должны сказать, что изначально поставили себя перед сложным выбором, когда задумали проект «История музея в 60 портретах». Ведь за 60 лет в музее и с музеем успели поработать несколько сотен и даже тысяч людей. Но сказать, что «никто не забыт, и ничто не забыто» мы не можем. Простите нас за это. Мы тоже люди и «ничто человеческое…» Но мы сделали выбор. И в случае с Балабановым у нас для этого было, как минимум, семь причин. Алексей Октябринович Балабанов:

  • Любил Выборг
  • Снимал в Выборге
  • Сделал Замок главным героем своего фильма
  • Участвовал в выборгском кинофестивале «Окно в Европу»
  • Избирал Выборг для премьерных показов
  • Получал призы в Выборге и не один раз
  • Заслужил звезду на Аллее кинославы в Выборге

Пройдемся коротко по каждому пункту, ни в коем случае не претендуя ни на полноту, ни на истину в последней инстанции (#упасибоже#), ни на что не претендуя, кроме вашего внимания. Просто постараемся обозначить какие-то связи между кино, замком и музеем.

  • Балабанов любил Выборг

Алексей Балабанов родился и учился в Свердловске-Екатеринбурге, учился в Горьком-Нижнем Новгороде и Москве, жил и опять же учился в Ленинграде-Санкт-Петербурге, а Выборг просто любил. В своем последнем интервью, данном им корреспонденту газеты «Вечерняя Москва» за день до смерти, он говорил: «Выборг стал для меня не достопримечательностью, а родным городом. Единственный раз в жизни я снял такое длинное кино, и это было в Выборге, больше такого не будет –  ни Выборга, ни двухчасовой картины». «Такое длинное кино» – это фильм «Замок» (по одноименному роману Франца Кафки). «Замок» Балабанов полностью снимал в Выборге зимой 1993 г. А летом 1993 г. в Выборге в первый раз прошел «кинорынок-фестиваль «Окно в Европу».

  • Балабанов снимал в Выборге

Кто только в Выборге не снимал! Количество фильмов с «выборгской историей» в процессе съемок давно уже перевалило за 200. Многие режиссеры, побывав в Выборге однажды, вновь и вновь возвращались сюда со своими новыми идеями и проектами. Алексей Балабанов за свою режиссерскую жизнь (1985-2013) снял 24 фильма. Из них, как минимум, четыре – «Замок» (1993-1994), «Про уродов и людей» (1998-1999), «Груз 200» (2006, в районе Малиновки), «Кочегар» (2010) – полностью или эпизодами снимались в Выборге или в его ближайших окрестностях («Замок» полностью, остальные эпизодами). В некоторых источниках пишут еще о фильме «Брат-2».

  • Балабанов сделал Замок героем своего фильма

Сначала «Замок» стал обобщенным «героем» Франца Кафки, Алексей Балабанов дописал неоконченный роман и снял по нему гениальный фильм. В фильме много снега. Балабанов любил все, что связано с холодом, снегом. Снега, льды – все это грело ему душу. В фильме мало света. Съемки шли преимущественно ночью, в полутемных, тускло освещенных помещениях. При этом зритель всегда совершенно отчетливо чувствует свет. Прямо как у Рембрандта. Не свет, как освещение, а свет как Свет. Он пробивается отовсюду. Даже в цвете волос, потому что фильм, вообще-то, цветной. В фильме много музыки. Музыку написал Сергей Курехин. Весь фильм – нарастающий абсурд. И весь фильм – чистая правда, такая «калька» нашей повседневности, снятая средствами искусства. Итоговое впечатление неожиданно пафосное – ощущение победы Света над Тьмой, победы, которая будет совершена Правдой и Здравым Смыслом. Когда-нибудь.

Немного досадно только, что Выборг выступает в роли Деревни при Замке. Хотя, вообще-то, так оно и было.

  • Балабанов участвовал выборгском кинофестивале «Окно в Европу»

Выборгский кинофестиваль уникален и занимает совершенно особое место среди прочих событий в российском киноискусстве. Хотя бы потому, что проходит в маленьком пограничном городе у холодного северного моря. Многое из первоначальных идей сейчас утрачено или существует в усеченном виде. Но каждый раз кинофестиваль «Окно в Европу» для города – это Событие. Все жители Выборга тому свидетели. Спасибо небесам за этот фестиваль. Балабанов в «Окно в Европу» заглядывал. Фильмы привозил. Он не любил большие фестивали, «потому что скучно». Это он так ответил на вопрос Дмитрия Быкова в интервью 2010 г. – «Я вообще не тусуюсь. Сижу дома и пишу сценарии, а что еще делать-то? Я считаю, что надо работать. Потому что все остальное вообще не имеет смысла и не дает удовольствия». Но в Выборг приезжал. Почему? – См. п.1)

  • Балабанов избирал Выборг для премьерных показов.

По крайней мере, раз в году жители Выборга чувствуют себя «избранными». Это когда во время кинофестиваля «Окно в Европу» они ПЕРВЫМИ В СТРАНЕ смотрят какое-нибудь новое российское кино. Не петербуржцы, не москвичи, не сочинцы, а мы – выборжане! Из фильмов Балабанова в Выборге впервые был показан «Кочегар» (2010). Фестивальное жюри вручило «Кочегару» специальный приз с формулировкой «За высокое профессиональное мастерство». Продюсер картины Сергей Сельянов также получил награду президента фестиваля «За заслуги в развитии российского кинематографа». С «Кочегаром», вообще, была тогда целая история, буквально «взорвавшая» кинематографическое сообщество, впрочем … кому интересны подробности, найдут их сами.

  • Балабанов получал призы в Выборге и не один раз

В 2002 г. специальный приз фестиваля «Выборгский счет» получил фильм Алексея Балабанова «Война» (продюсер Сергей Сельянов). В 2006 г. фильм «Мне не больно» был удостоен Главного приза фестиваля в номинации «Выборгский счет», приз назывался «Большая золотая ладья», остальные были просто «ладьи», золотые или серебряные. Про «Кочегара» мы уже написали.

  • Балабанов заслужил звезду на Аллее славы в Выборге

Аллея кинославы «по образцу» Голливудской была открыта в Выборге в 1998 г. по решению организаторов фестиваля, по той причине, что «Выборг известен большой фильмографией». Аллея расположена на Крепостной улице, напротив кинотеатра «Выборг Палас». По состоянию на начало 2020 г. на ней на гранитных звездах увековечены имена 39 деятелей российского киноискусства. Среди них: один композитор (Микаэл Таривердиев), 16 актеров (поровну мужчин и женщин) и 22 кинорежиссера, среди которых два иностранца (Кшиштоф Занусси (Польша) и Михаил Калик (СССР, Израиль)). Символично, что звезда Алексея Балабанова и звезда Алексея Германа были открыты в один год, в 2013-м. Они оба ушли в этот год. Ученик и Учитель. Смерть примирила и уравняла их.

Терпеливый и внимательный читатель, дойдя до этого места, уже не один раз, наверное, подумал: хорошо, с Балабановым убедили и, в целом, про Выборг и кино – понятно, про замок и кино – понятно, но при чем тут, вообще говоря, музей? Частично мы на этот вопрос уже ответили (см. вступление). А если говорить конкретно, опираясь на документы, то тут мы в полном смущении…

Поразительным образом связи музея и кино, ставшие особенно явными после того, как музей переехал в Замок, практически не нашли отражение в музейных документах. В данном случае мы говорим именно о съемочных процессах, которые требуют предварительных переговоров, организации помещений, людей. Потому как само кино, как мощный воспитательный ресурс, конечно, использовалось в музейной работе. В отчетах можно прочитать, например, что «для н/с (научных сотрудников) был проведен семинар по теме «Использование к/фильмов краеведческого характера в лекционной работе» – это 1972 г., когда в замке снимался фильм «Свеаборг» (реж. Сергей Колосов). О съемках фильма в отчете ни слова. Или смотрим отчет 1993 г.: «В музее  состоялось чествование народной студии «Выборг-фильм» в связи с 20-летием». О том, что в этом же году в замке проходили съемки фильма Алексея Балабанова «Замок», ни слова. Как и о том, что на территории Замкового острова состоялась церемония закрытия кинофестиваля «Окно в Европу». Первое внятное упоминание об «Окне в Европу» находим в отчете за 1997 г., когда фестиваль отмечал первый маленький юбилей – 5-летие. Читаем  в разделе «Административно-хозяйственная работа»: «В результате активного маркетинга в научно-просветительной работе… за участие в проведении кинофестиваля «Окно в Европу» поступило: 3500 т.р. (? так написано!) использовано на закупку экспонатов в фонды; 15000 т.р. – на охранную сигнализацию». Такие вот меркантильные отношения…

В XXI веке взаимодействие между музеем и киноиндустрией приняло более цивилизованный характер и уже отражалось в музейной документации в виде договоров, приказов и прочих «бумажек». И, конечно, в документальном фонде у нас есть «киношная» коллекция: фотографии, буклеты с автографами, плакаты. Алексей Герман-старший оставил нам часть реквизита со съемок «Трудно быть богом». Память о фильмах и кино хранят и наши камни, и наши стены.

В качестве заключения отметим, что мы пишем историю музея через портреты очень разных людей и стараемся быть честными во всем. А это не всегда удобно. Но необходимо. Кстати, все, кто знал Балабанова, говорили о нем, что он «был очень честный», «самый честный из всех», «всегда сдерживал свое слово», «обещал – стой ровно». В этом он был немножко похож на Альбера Камю, который писал в 1947 г.: «Единственным средством борьбы с чумой является честность». Как это актуально сейчас! Не находите?

 

Волкова Л.Г.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

КОВАЛЕВ ЕВГЕНИЙ МИХАЙЛОВИЧ (р. 1960)

Автор макета «Осада и взятие Выборга в 1710 г.»

Евгений Михайлович Ковалев родился в Ленинграде в 1960 г. Уже в детстве у юноши проявилась склонность к рисованию и работе руками. В школе он рисовал шаржи на одноклассников и учителей. После окончания школы в 1977 г. поступил в Ленинградский электротехнический институт. Стоит заметить, что среди потенциальных ВУЗов Евгений Михайлович рассматривал и Академию художеств, однако по его признанию «в то время занятия живописью были весьма бесперспективны». В студенческие годы сформировался его интерес к истории, который отчасти удовлетворяло участие в археологических экспедициях. В 1983 г. получил диплом инженера-электрика и распределение в Ленинградское оптико-механическое объединение, где проработал три года, после чего работал инженером в Государственном оптическом институте им. С.И. Вавилова, а затем перевёлся на должность инженера-энергетика в 1-й филиал института.

Читать далее

На новом месте работы в распоряжении Евгения Михайловича оказалась прекрасно оборудованная мастерская. Первые работы мастера сделаны в кон. 1980-х гг.: это были скульптуры воинов разных эпох. На создание «солдатиков» Е.М. Ковалева вдохновила коллекция конных и пеших скульптур воинов Русской императорской армии работы Василия Газенбергера, хранящиеся в ВИМАИВиВС (Артиллерийском музее). При создании фигурок воинов Евгений Михайлович использовал различную литературу и получал консультации специалистов в т.ч. археолога Олега Игоревича Богуславского. Впоследствии миниатюрные скульптуры автор передал в Городской музей кукол, где они хранятся и в наши дни. Одна из этих работ, изображающая викинга X–XI вв., была подарена нашему музею в 2002 г.

История окрестностей Санкт-Петербурга давно интересовала Евгения Михайловича: «Казалось бы, что может быть проще: купить путеводитель для автомобилистов – и вперёд! Однако, путеводителя в продаже я не нашёл: на тот момент их просто не существовало… Тогда же родилась идея написания путеводителя». Работая над созданием путеводителя по достопримечательностям Ленинградской области, в 2002 г. Е.М. Ковалев встретился с директором музея С.А. Абдуллиной. Состоялся следующий разговор:
— Выборг, интересный город, с такой богатой историей, а экспонатов, показывающих, как выглядел город прежде, за исключением картонных моделей замка, у Вас нет. Почему?
— Никто не хочет делать, может, Вы возьметесь? – с вызовом спросила Светлана Александровна.
— Возьмусь.
— Но я вас не знаю…
— Так что? Я Вас тоже. Давайте познакомимся.

Через несколько месяцев этот диалог завершился подписанием договора на изготовление макета «Осада Выборга войсками Петра I в 1710 г.». Как раз в то время в музее шла работа над созданием «многострадальной» экспозиции «Выборг в Северной войне», которая должна была открыться в 2003 г., к 300-летию со дня основания Санкт-Петербурга. Примечательно, что Е.М. Ковалев принял участие в подготовке экспозиции еще и в качестве художника. В архиве музея сохранились эскизы вариантов оформления зала, которые, правда, так и остались на бумаге.

Работа над макетом состояла из двух частей: поиск сведений об облике Выборга нач. XVIII в. и, собственно, изготовление макета. Если с технической частью проблем не было, то для реконструкции облика замка и города пришлось много работать в библиотеке и фондах музея, в архиве НИИ Спецпроектреставрация, а также консультироваться со специалистами. Две недели понадобилось провести в библиотеке Артиллерийского музея, чтобы документально точно воспроизвести полевые укрепления русской армии. Через год макет был закончен. Это была первая серьёзная работа Е.М. Ковалева на поприще архитектурного макетирования.

На макете запечатлен заключительный этап осады Выборга русскими войсками 7–9 июня 1710 г. Габариты макета составили 3×4 метра, масштаб 1:500. Макет воспроизводит рельеф местности и включает в себя более 900 отдельных зданий, около 120 орудий на осадных батареях. Евгением Михайловичем детально воссоздана планировка города, укрепления городской крепости, а также нанесенные русской артиллерией разрушения. В основу реконструкции легли сохранившиеся карты и планы Выборга нач. XVIII в., письменные свидетельства, а также знаменитая гравюра, выполненная по рисунку Эрика Дальберга. Макет изготовлен полностью вручную, без применения цифровых технологий. При создании макета ставилась задача не только наглядно показать ход осады Выборга петровскими войсками в 1710 г., но и реконструировать облик города в ту эпоху. Все на макете имеет документальную основу: положение большинства зданий, огородов, сараев, заборов, расстояние между каменными и деревянными постройками, направление уклонов и материал кровель, характер срубов деревянных домов и т. д. В некоторых случаях нам даже известны владельцы зданий, их назначение, специфика отдельных районов города и т. д. На основании макета можно рассказать о повседневной жизни выборжан, живших здесь более трех веков назад.

В 2003 г. Е.М. Ковалев изготовил для ГМЗ «Петродворец» макет Большого дворца. Воспроизведение архитектурного убранства требовало аккуратности, т.к. погрешность в изготовлении большинства деталей составляла 0,2 мм. Все детали изготавливались вручную, цифровые технологии тогда только входили в нашу жизнь. Эта работа получила самую высокую оценку от сотрудников Государственного Эрмитажа и ГМЗ «Царское Село». В 2006 г. Е.М. Ковалев приступил к изготовлению макета павильона «Арсенал» для музея-заповедника «Царское Село». На момент изготовления макета здание«Арсенала» было руинировано, поэтому, как и в случае с Выборгом, работе над макетом предшествовала научная реконструкция облика павильона. Изготовленный для экспозиции Екатерининского дворца макет паркового павильона позволяет достоверно представить, как выглядели исторический памятник и его интерьеры. Через десять лет от музея-заповедника поступил еще один заказ на изготовление макета павильона «Монбижу».

В 2011 г. Е.М. Ковалев получил заказ от Государственного Эрмитажа на изготовление макета иконостаса Большой церкви Зимнего дворца. Обстоятельства сложились таким образом, что, помимо макета, ему пришлось сделать значительную часть проекта восстановления иконостаса. После чего в 2012 г. Евгению Михайловичу поступило предложение занять должность архитектора-реставратора в архитектурной студии «Монплезир-3», где он работает и в настоящее время.

В 2014 г. Е.М. Ковалев проиллюстрировал российско-финское издание путеводителя «Крепости Северо-Запада России и Юго-Востока Финляндии». Путеводитель был издан на русском, английском, финском и шведских языках в рамках международного проекта «От крепости к крепости». Тогда наш музей принимал участие в проекте в качестве филиала Музейного агентства Ленинградской области. А в 2015 г. Евгений Михайлович смонтировал фильм «Эволюция исторического центра Выборга» и выступил с одноименным докладом на презентации Концепции сохранения исторической части города Выборга, разработанной Центральными научно-реставрационными проектными мастерскими.

Макеты в музейной экспозиции всегда привлекают внимание посетителей – вне зависимости от их возраста и пола. Подобное средство показа позволяет моментально сформировать образ, погрузить экскурсанта в эпоху. Макет осады Выборга 1710 г. работы Евгения Михайловича Ковалева, является одним из самых впечатляющих экспонатов нашего музея.

 

Мельнов А.В.

 

 

 

 

 

 

РЫБАЛЬСКИЙ ВИКТОР ВИКТОРОВИЧ (14.01.1981−07.07.2010)

Основатель музыкальной группы «Musica Radicum»

Виктор Рыбальский родился в Москве в 1981 г. В 1998 г. окончил школу № 1558 имени галисийской поэтессы XIX в. Росалии де Кастро. В 1993 г. учебное заведение было перепрофилировано в российско-испанскую школу для ориентации обучающихся на диалог культур. В 1998 г. Виктор Рыбальский поступил в Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана на факультет машиностроительной технологии. Как настоящий лирик, он отучился там лишь один год. С этого времени судьба Виктора была связана с Петербургом, где он заочно учился в Государственном институте культуры по специальности «культурология». Там же, в Петербурге,  Виктор Рыбальский познакомился со Снежаной Автушковой, с которой они образовали коллектив фолк-музыки «Musica Radicum» (лат. «Музыка корней»).

Читать далее

Как ни парадоксально, но направление фолк-музыки зародилось в США в сер. XX в. В 1970-х гг. особую популярность в Европе стал набирать жанр мидивал-фолк-рок, который совмещал в себе элементы средневековой музыки (а также ренессанса и раненого барокко). В следующем десятилетии бурно развивалось фестивальное движение реконструкторов, и в его рамках исполнение средневековой музыки пошло по пути воссоздания аутентичного акустического звучания – но уже через призму современной музыкальной культуры. В этот период появились немецкие группы «Estampie», «Corvus Corax» и популярная поныне «In Extremo». С небольшим запозданием в 1990-х гг. мода на «этническую музыку» приходит и в Россию – без преувеличения можно сказать, что произошло это благодаря ирландской народной музыке. В нач. XXI в. в нашей стране уже проводились фестивали исторической реконструкции европейского уровня, и с ними пришли реконструкторы нематериального наследия – музыки далеких времен.

В 2003 г. к Снежане Автушковой (мандолина, галисийская волынка, французская волынка, флейты, пандеретта, дункар,) и Виктору Рыбальскому (галисийская волынка, каталанская гралья, альт-поммер, флейты, саз, хомус, давул, джембе, дункар, диджериду) присоединился Александр Черкашин (аль-уд, кеманча, перкуссия: дарбука, давул, тамморра, джамба, колокола, биримбау.), а через год Александр Журо (арфа, раушпфайф, барабаны, флейты, вокал) и Дмитрий Глоба-Михайленко (аль-уд, дунчен, силньены, ганлин, дамару, каталанскаягралья, диджериду). В новом составе группа записала первый альбом «Prologue». Музыкантов объединила идея исполнения музыки, реконструирующей эпоху перехода от темной природы язычества к свету христианства. В манере исполнения они балансировали между возвышенной и целомудренной церковной музыкой и дионисийским экстазом странствующих шпильманов. Только из перечисления инструментов, на которых играли музыканты, можно сделать вывод о том, что «Musica Radicum» объединяла в своем творчестве мелодии Западной и Восточной Европы с гармониями Ближнего Востока и архаичными культурами Евразии. Группе был присущ очень основательный подход не только в стилистике, но и в технике и манере исполнения: они вручную изготавливали реплики аутентичных музыкальных инструментов, а также шили средневековые костюмы, переносящие зрителей в эпоху средневековья.

29 мая 2004 г. группа «Musica Radicum» выступила на фестивале «Майское дерево». В качестве площадки для репетиции группа избрала подножие башни Св. Олафа на Кузнечном дворе. Звуки музыки доносились в окна Винного погреба, где к тому моменту обосновался клуб исторической реконструкции «Лебединая дорога». Музыканты познакомились с Вячеславом Никоновым, и это знакомство вылилось в многолетний симбиоз музея-замка и «замковых менестрелей». С разрешения директора музея С.А. Абдуллиной музыкантам для репетиционной базы были предоставлены свободные помещения в зданиях Цейхгаузов, а после силами музыкантов и «замковых рыцарей» для этих целей был расчищен подвал Главного корпуса замка. Музыканты, «укоренившиеся» в замке почти на десятилетие, получили неформальное прозвище «радикумы» или «радикулиты».

Группа «Musica Radicum» не просто прописалась в Выборге, она стала неотъемлемой частью культурной жизни нашего города. Без «радикулитов» невозможно было представить крупнейшие фестивали на Замковом острове – «Майское древо», ежегодный рыцарский турнир, а также «Midsummer Festival» в парке Монрепо. При организации мероприятий музей всегда мог рассчитывать на помощь «замковых менестрелей». Так первые «Дни Святой Люсии» в Выборгском замке проходили с традиционным участием «Musica Radicum». То, что музыканты почти постоянно находились в замке, позволяло им не только ждать ежегодных событий, но и выходить на любую из площадок Замкового острова в любое время и оживлять средневековье для гостей музея. Далеко не каждый европейский замок может похвастаться таким. Оказавшись в замке, т.е. в эпицентре культурной и событийной жизни Выборга, музыканты иногда становились участниками киносъемок. Так, в 2005 г. вышла криминальная драма «Бой с тенью», где «Musica Radicum» проходит процессией под Петровским мостом в сторону замка под звучание «Scarachola Procession».

Амплуа бродячих артистов не позволяло «Musica Radicum» сидеть в Выборгском замке безвылазно, их можно было встретить на крупнейших исторических фестивалях России, Беларуси, Украины и Европы. На вопрос реконструкторов и зрителей «а откуда вы?» всегда звучал уверенный ответ: «мы из Выборгского замка!». Группа стала желанным гостем на любом фестивале, их сравнивали с «Corvus Corax», им подражали. Долгие репетиции в антураже средневекового замка привели в октябре 2007 г. к записи нового альбома «Worlde Blis Ne Laste». Правда, альбом был записан не в стенах Выборгского замка, а в костеле Св. Лазаря в г. Львов (Украина). На обложке СD-диска помещена фотография с видом на главный корпус замка из окна первой каморки «Musica Radicum» в здании Цейхгауза. Кстати, первый диск был подарен Виктором Рыбальским нашему музею и сегодня находится в фондовой коллекции.

Как и подобает средневековым бродячим артистам, уделом «радикулитов» была не только музыка, но и средневековый театр – уличный балаган. Со временем к группе присоединились актеры и факиры (Евгений Хрусталев, Сергей Скородумов, Ирина Коллегова и др.), что послужило толчком к созданию «Братства Св. Олафа», следующего принципам средневекового народного театра. Вечерние постановки «Musica Radicum» отныне сопровождались не просто огненным шоу «под аккомпанемент волынок и барабанов», а настоящими средневековыми мистериями, подчиняющимися законам средневековых городских и деревенских праздников. Перед современниками ожили давно забытые сюжеты: «Житие святого Олафа» (Швеция), «Сир Галевин» (Бельгия), «Тэмлин» (Англия), «Танец мертвых» (Юго-Западная Европа), «Рыцарь Олуф и королевна эльфов» (Дания), «Батлейка» (Беларусь) и др.

В конце 2008 г. Виктор Рыбальский подготовил в нашем музее выставку, посвященную средневековым музыкальным инструментам. В витринах разместились инструменты разных эпох и народов, как из фондов музея, так и реконструированные руками музыкантов «Musica Radicum». В планах коллектива осталось создание экспозиции, рассказывающей о роли и назначении музыки в истории человечества.

Жизнь Виктора Рыбальского трагически оборвалась 7 июля 2010 г. Группа «Musica Radicum» продолжила свою творческую и фестивальную деятельность, и справив десятилетний летний юбилей в 2013 г., распалась. На сегодняшний день участники коллектива ведут сольную карьеру или выступают в составе других коллективов. Судьба «Musica Radicum» тесно переплелась с историей Выборгского замка и музея. Музыка, рожденная в древних стенах замка, как и его силуэт, останется в веках.

 

Мельнов А.В.

 

 

 

 

 

 

 

ЛУПАЧЕВ ВЯЧЕСЛАВ ИВАНОВИЧ (1950-2015)

Музыкант, директор департамента инновационных программ Мариинского театра, автор идеи Open Air Opera в Выборгском замке

На рубеже 1990-2000-х гг. артисты Мариинского театра каждое лето выезжали на несколько дней в финский город Миккели, где проходили гастроли театра в рамках фестиваля «Звезды белых ночей», минуя Выборг. И вот однажды один Музыкант задался вопросом: а почему мы каждый год бываем в Финляндии, а в российском Выборге никогда не выступали? Почему бы не провести спектакль в Выборгском замке? В марте 2002 г. Музыкант с группой единомышленников поехали на встречу с ру­ководством Выборга. К счастью, тогдашний глава города Георгий Александрович Порядин оказался большим любителем оперы и с энтузиазмом отнесся к этому предложе­нию. Он и Музыкант быстро нашли общий язык, соста­вили план действий и приняли решение поставить «Бориса Годунова». Чуть позже Музыкант с группой поддержки съездил еще в Ивангород, где договорился о постановке «Князя Игоря». Так в России начался проект «Опера под открытым небом».

Читать далее

Креативным и решительным Музыкантом был Вячеслав Иванович Лупачев. Это он подарил выборжцам и гостям города возможность ощутить «самое высокое и сильное чувство счастья», которое только и может дать музыка и, вообще, настоящее искусство. Выборжцам в тот год (2002) вдвойне повезло: на неделю раньше «Годунова» в Выборгском замке давали «Турандот» – премьера состоялась 20 июня 2002 г. Для этого был организован фестиваль «Саймаа-Выборг». Премьера «Бориса Годунова» прошла 27 июня, в рамках другого фестиваля –  «Звезды белых ночей», традиционно проводимого Мариинкой летом. Для Выборга это была большая честь и невероятное событие! Такого еще не было нигде в стране. Выборгский замок становился не просто объектом культурного наследия, он приобретал новый статус – летней театральной площадки прославленного Мариинского театра.

Все приходилось делать «с нуля». В рамках подготовки к спектаклям за рекордно короткий срок были построены ограждения по краю Кузнечного, Верхнего дворов замка и, вообще, по всему периметру Замкового острова, сооружены сцены для оркестра, лестница для зрителей, приведено в порядок уличное освещение, закуплены огнетушители, стулья. Все строительные и монтажные работы оплачивались Мариинским театром. Когда все появилось, спектакли Мариинского театра стали ежегодными, то весь «реквизит» использовался уже не только для нужд театра, но и для собственных мероприятий музея: рыцарских турниров, перформансов, джазовых, камерных и симфонических оркестров… Так всегда бывает, когда за дело берутся профессионалы. Результаты их труда служат долго и полезны в самых неожиданных порой потребностях.

Вячеслав Иванович Лупачев появился на свет 17 ноября 1950 г. в одном из роддомов Новосибирска, а семья жила неподалеку – в городе Бердске. Его родители рано разошлись, и мама вынуждена была уехать в другое место, где вторично вышла замуж и родила еще двоих детей. Вячеслав Иванович с детства отличался самостоятельностью и не захотел уезжать с мамой, а остался в Бердске с бабушкой и дедушкой. Бабушка и определила маленького Славу в музыкальную школу: она хотела, чтобы ее внук играл на баяне. Но в детстве Музыкант был небольшого роста и худенький, поэтому от баяна пришлось отказаться, и мальчик стал учиться играть на скрипке. Судьбоносный «голос» гобоя – инструмента, ставшего волшебной палочкой для будущего Музыканта, Вячеслав Лупачев впервые услышал в фильме «Старик Хотабыч». И все! Он твердо решил, что будет играть на этом инструменте. Дальнейший путь был весьма необычен, потому что это уже была Судьба. В 15 лет Вячеслав Иванович становится «сыном полка» в воинской части города Кушки, служит на границе, с приключениями расстается с армией, учится в новосибирском музыкальном училище по классу гобоя, в 1971 г. поступает в Московскую консерваторию им. П.И. Чайковского и в 1976 г. оканчивает ее. В 1980 г. он переезжает в Ленинград. Здесь Вячеслав Лупачёв становится солистом симфонического оркестра театра оперы и балета имени С. М. Кирова (так тогда назывался Мариинский театр). Он организовывает духовой квинтет солистов оркестра Кировского театра, для которого специально создают произведения такие композиторы современности, как Эдисон Денисов, Андрей Петров, Сергей Слонимский и Владислав Успенский. В 1995 г. Вячеслав Лупачев награждается почётным званием заслуженного артиста Российской Федерации. Примерно в это же время он начинает заниматься в Мариинском театре административной деятельностью и становится руководителем подразделения по развитию театра и реализации инновационных программ. (Для музейщиков напомним, что в это же самое время в Государственном Эрмитаже трудится такой же демиург и в такой же должности незабвенный Владимир Юрьевич Матвеев (1948-2015), светлая ему память, в том числе и в материальном воплощении в Выборге в виде выставочного центра «Эрмитаж-Выборг»).

За девять лет проведения спектаклей Мариинского театра в формате «Open Air Opera» в пространствах Выборгского замка жителям Выборга и многочисленным поклонникам оперного искусства из других городов и стран посчастливилось увидеть десять шедевров: «Принцесса Турандот» и «Борис Годунов» (2002), «Аида» (2003), «Летучий Голландец» (2004), «Иоланта» (2005), «Царская невеста» (2006), «Мазепа» (2007), «Алеко» (2008), «Кощей Бессмертный» (2009) и «Паяцы» (2010). И в эти последние годы дополнительно радовал всех своим искусством симфонический оркестр Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева, давший в Выборгском замке несколько концертов помимо спектаклей.

Но… Ох уж эта язвительная часть речи! Любой стоящий проект требует развития и вложения средств, которые, конечно же, окупаются. Но не так быстро, как некоторым хочется. Профессионалы это понимают. Некоторые избранные не поймут никогда. Поэтому проект «Open Air Opera» в Выборгском замке был закрыт.

Однако, Вячеслав Иванович Лупачев не угомонился и придумал новые проекты. Это благодаря ему вновь «ожило» Певческое поле на Интендантской горе. Территория была приведена в порядок, и поле «запело» хорами и многоголосьем в дни проведения международного фестиваля хорового искусства в 2010 г. Вячеслав Иванович также планировал и даже начал деятельность по созданию в Выборге оперного театра-студии, куда бы влились местные таланты под руководством профессионалов из Мариинки. Удалось отремонтировать зал в Доме культуры и дать там несколько представлений. А потом Вячеслав Иванович умер. В 2015 году. И это величайшая утрата. Ушел Музыкант и Мастер своего дела. Профессионал. Он любил жизнь. Любил людей. И умел разговаривать без перевода на всех языках, потому что владел в совершенстве универсальным языком, понятным каждому сердцу. Музыкой.

 

Светлая ему память и сердечная благодарность за красоту, которой он осветил (и освятил тоже) наши жизни.

Волкова Л.Г.

 

 

 

 

 

 

МАТВИЕНКО АЛЛА ИВАНОВНА (р.1946)

Историк, общественный деятель, менеджер проектов Центра гражданских и культурных инициатив «Виипури»

До Второй Мировой войны Выборг был небольшим по территории, но важнейшим по значению европейским городом, входившим до 1918 года в состав Российской империи, как и все Великое автономное княжество Финляндское, а после 1918 года – в состав независимой Республики Финляндия. В указанные периоды Выборг не только входил в пятерку наиболее развитых в экономическом, культурном и социальном отношении городов страны, но являлся и одним из центров дипломатической деятельности. В первых десятилетиях ХХ века в Выборге осуществляли свою работу не менее 15 консульских учреждений: Германии, Швеции, Дании, Норвегии, Эстонии, Латвии, Литвы, Испании, Франции, Бельгии, Нидерландов, Чехословакии, Польши, а также в разные годы США и СССР. Только в одном Старом городе, в шаговой доступности от Часовой Башни, примерно в радиусе 500 м от нее, располагалось несколько «консулатов»: три на Крепостной улице и два на улице Южный Вал.

Читать далее

Вопросы политики в компетенцию консулатов не входили. В обязанность им вменялось, в первую очередь, решение экономических вопросов: помощь в организации и ведении совместного бизнеса, решение имущественных вопросов, а также оформление личных документов подданных, выдача разрешений на въезд/выезд и прочее. И, конечно, устройство культурных событий, например, концертов и торжественных приемов по какому-либо случаю.

После войны, когда Выборг вошел в состав Советского Союза, он стал «закрытым» городом, со строгим пропускным режимом не только для иностранцев, но и для всех иногородних соотечественников, у кого не было местной прописки. Первые послабления в режиме закрытости произошли в конце 1950-х гг., когда в Выборге было открыто отделение «Интуриста» (1958), и в городе стали появляться организованные группы иностранных туристов. В сентябре 1964 г. было создано выборгское отделение Общества дружбы «СССР-Финляндия», 30 ноября того же года состоялось  торжественное открытие советского Интерклуба «Цветочное» на третьем шлюзе Сайменского канала. В самом Выборге Интерклуб был открыт в здании клуба порта «Балтика» на Прогонной ул.,9. Это были площадки, где (конечно же, под пристальным вниманием «Большого Брата») могли общаться простые граждане разных стран. Следующий шаг по открытию Выборга случился уже в середине 1970-х, и почти полностью ограничения были сняты только в конце 1990-х – начале 2000-х гг. Именно в это время, в 2001 г. в городе был открыт финско-русский Центр культуры, информации и гражданских инициатив «Виипури», первым директором которого в Выборге был назначен Петер Максимов из Финляндии.

Центр «Виипури» и финская общественная организация «Viipuri-keskus ry» были созданы в рамках программы Евросоюза INTERREG III. Инициаторы проекта в рамках «Карельского Союза» – активисты Кауко Сиппонен и Ханс Андерсин. Исполнительным директором в головном офисе в Хельсинки была Галина Пронин. Центр «Виипури» – интереснейшая страница в истории российско-финских отношений, достойная отдельного рассказа.

В «портфолио» этой общественной организации числится много значимых для обеих сторон проектов, некоторые из которых на волонтерской основе продолжаются до сих пор (например, деятельность по возрождению кладбища Сорвали в Гвардейском поселке). Мы надеемся, что рассказ об этом, написанный Аллой Ивановной Матвиенко, украсит четвертую книгу «Страницы выборгской истории», которую музей готовит к изданию в 2020 году. Поэтому в наших заметках мы коснемся только тех проектов, которые напрямую связаны с музеем.

Задачи Центра «Виипури» были схожи с теми, что решали в свое время консулаты: помощь согражданам, оказание консультативной поддержки бизнесменам, установление тесных культурных связей, развитие контактов с российскими общественными организациями. В глобальном отношении – улучшение взаимопонимания между Россией и Финляндией.

Культурная деятельность «кескуса» сразу снискала к себе расположение выборжан: это были интереснейшие экскурсии по городу и окрестностям, проводимые на двух языках, поездки на острова для финнов и «по выборгским местам» в Финляндии для россиян, совместные кулинарные мастер-классы по приготовлению карельских пирожков, выборгских кренделей, маринадов и разносолов. С финской стороны руководителем кулинарных курсов была член Ассоциации Европоваров Финляндии Айра Виитаниеми.

Через некоторое время Петер Максимов вернулся в Финляндию, и его сменила «активистка» из местных жителей Алла Ивановна Матвиенко, приглашенная на должность менеджера по проектам.

Алла Ивановна Матвиенко проживает в Выборге с 1991 г. Родилась она в 1946 г. в Ленинграде, но почти сразу после ее рождения родители уехали из города. По роду деятельности отца семья много переезжала, поэтому каждый новый учебный Алла Ивановна училась в новой школе и разных городах. Школу она закончила в Воронеже и поступила в Воронежский государственный университет на исторический факультет. Профессиональную же деятельность начинала и вовсе в Архангельской области, в селе Карпогоры Пинежского района – в качестве учителя истории. Будучи натурой чрезвычайно деятельной и креативной, Алла Ивановна тут же увлеклась этнографией и народным творчеством северян и объездила с концертами с труппой местного дома культуры всю округу. Приехав в Выборг, Алла Ивановна год поработала по семейным обстоятельствам в детском садике для слабовидящих детей, а с 1992 г. судьба вновь направила ее на служение в сферу культуры: она поступила на работу в Дом культуры на Красной площади на должность художественного руководителя. Потом был интересный опыт политической работы.  Природная дипломатичность, готовность к разумным компромиссам являются отличительными чертами Аллы Ивановны, поэтому ее появление на арене международного сотрудничества в русско-финском проекте «Виипури-кескус» было вполне логично и закономерно.

Совместная деятельность Центра «Виипури» с Государственным музеем «Выборгский замок» началась в 2002 г. с предоставления масштабной выставки «Выборг строит», которая была сделана из фотоматериалов 1930-х гг., предоставленных уроженцем Выборга Юхой Ланкиненым в рамках Дней культуры Финляндии. Центр организовывал визиты финских делегаций на музейные мероприятия (рыцарские турниры, концерты, выставки). Тогда же была устроена очень продуктивная стажировка переводчицы Минны Лехтиранта, выполнившей огромную работу по переводу аннотаций основных экспозиций музея и других материалов.

Первым по-настоящему серьезным совместным проектом музея и Центра «Виипури» стало создание новой музейной экспозиции «Выборг в составе Финляндии. 1917-1939», переговоры по поводу которой начались в 2003 г. Открытие экспозиции состоялось через три года – в ноябре 2006 г. Благодаря наличию большого количества подлинно выборгских экспонатов, тщательности информационного контента и качественному дизайну эта выставка и по прошествии 16 лет остается востребованной посетителями. Стоит ли говорить, что вся информация предоставлена на трех языках, а предваряет знакомство с выставкой золотая памятная доска с указанием всех (!) частных лиц и организаций, любезно предоставивших свои материалы для этого благого дела. Следующим грандиозным и очень трудоемким проектом стало создание экспозиции «Выборг в составе Великого княжества Финляндского. 1809-1918». Открытие состоялось в 2009 г. и было приурочено к празднованию 200-летия создания ВАКФ и присоединения Финляндии к Российской империи. В обновленном виде эта экспозиция продолжает свою работу в Выборгском замке и в настоящее время.

Огромная работа, координаторами которой выступали с российской стороны Алла Ивановна Матвиенко и сотрудники Центра «Виипури», с финской стороны – целая «группа поддержки»: опытный редактор, переводчик Галина Пронин, специалист музейного дела и дизайнер Анна Раухала, профессор права и государственный служащий Кауко Сиппонен, профессор информатики Ханс Андерсин, редактор альманаха «Wiborg Nyheter» Пер-Эрик Флуман, председатель правления Центра «Виипури» Пертти Йоенполви, бывший банкир Эмер Силиус и др. – почти все уроженцы довоенного Выборга или выходцы с Карельского перешейка, профессионалы своего дела, энтузиасты, сохраняющие связи со своей Родиной в разные периоды ее истории, укрепляющие эти связи трудом и созиданием.

Настоящую дружбу поддерживают не только слова, хотя и они важны, особенно когда сказаны вовремя, но фундаментом дружбы являются добрые дела. И деятельность Центра «Виипури» на этом поприще трудно переоценить.

P.S. Центр прекратил свою деятельность в 2014 г. Алла Ивановна продолжает придумывать и реализовывать новые проекты по воссозданию выборгской культурной среды, активно практикует как экскурсовод по Выборгу. Творческий дух ищет выхода. И находит.

 

Волкова Л.Г.

 

 

 

 

 

 

МОРОЗОВ ВСЕВОЛОД АНДРЕЕВИЧ (р. 1985)

друг музея

Что является главным в музее, без чего он не может существовать? И здесь может быть только один ответ – ЭКСПОНАТ. Или по-другому – музейный предмет. Нет музейного предмета, нет такой организации как музей. Совокупность музейных предметов составляет музейное собрание каждого музея и совокупно – Музейный фонд Российской Федерации. Пути собирания (комплектования) музейного собрания различны. Это археологические раскопки и этнографические экспедиции, собирательская работа сотрудников музея и закупка новых экспонатов, но и конечно самый приятный для музеев способ – дарение (в современной налогово-юридической казуистике «пожертвование»), хотя, конечно, нам привычней определение даритель, чем жертвователь.

Читать далее

Каждый год фонды нашего музея пополняются на несколько сотен предметов и, на данный момент, собрание Выборгского музея-заповедника насчитывает более 116000 единиц хранения. Основная его часть – это как раз дары жителей Выборга и Выборгского района. Чаще всего это одиночные предметы, с которыми прежние владельцы посчитали возможным расстаться, так как они оказались интересными для музея и могут показать различные стороны жизни общества. Нередки одновременные поступления нескольких сотен предметов и обычно это комплексы документов или фотографий, которые отражают жизненный путь человека или организации, чья судьба оказалась тесно связанной с нашим краем. Но бывают одномоментные поступления нескольких тысяч предметов, которые кардинальным образом качественно улучшают уже имеющееся собрание. И разговор сейчас пойдет не об археологических находках…

Таких поступлений в нашем музее не так уж много. Три раза инициаторами были коллекционеры-энтузиасты, которые решили поделиться своими сокровищами после знакомства с сотрудниками Выборгского краеведческого музея. Например, свои коллекции бабочек и жуков, населяющих Ленинградскую область, в количестве 1210 экземпляров, в 1987 и 1991 гг. подарили друзья-ленинградцы Олег Александрович Мищенко и Владимир Николаевич Прасолов (1943-2014), именем последнего названо несколько видов долгоносиков. И одно из самых объемных поступлений было от Григория Николаевича Голубцова (1905-1997). Один из крупнейших отечественных коллекционеров-филуменистов в 1987-1991 гг. подарил нашему музею часть своей многотысячной коллекции. Эта часть насчитывает более шести тысяч спичечных этикеток, и с 2015 г. ни одна выставка в научной библиотеке музея не обходится без этих экспонатов.

В 2011 г. произошел уникальный счастливый случай для нашего учреждения. Получилось так, что в этот период сотрудница отдела фондов Наталья Анатольевна Николаева получала музейное образование, и ей позвонила однокурсница из Музея истории Санкт-Петербурга с сообщением о том, что к ним обратился молодой человек с предложением посмотреть старую мебель, и не интересует ли нас этот вопрос. Так наш музей познакомился с Всеволодом Андреевичем Морозовым, который оказался наследником ленинградского геолога Натальи Николаевны Плохинской. Всеволод при ближайшем знакомстве предстал скромным молодым человеком, который отказался сообщать о себе подробную информацию. Мы знаем лишь, что он петербуржец, учился в замечательной школе № 610 – Санкт-Петербургской классической гимназии. Образовательная программа и учебный план этой гимназии в целом повторяют программу дореволюционных классических гимназий. Основными предметами являются латынь и греческий, а также новые языки (английский, немецкий), плюс математика. Программа в школе единая и обязательная для всех учеников, предметов по выбору нет. Основной целью гимназического курса является «обучение умению учиться» – развитие самостоятельного аналитического мышления учеников и укрепление их интереса к поиску новых знаний. Мама Всеволода дружила с семьей Плохинских, а сам Всеволод ухаживал за Натальей Николаевной до ее смерти. Получив наследство, Всеволод понял, какое семейное сокровище ему досталось. При наличии современного антикварного рынка, все это можно было монетизировать, но он поставил перед собой цель – передать все в музей как единый комплекс истории старой петербургско-ленинградской семьи, не разбивая его на несколько частей. Так в наш музей поступило 4412 предметов, отражающих судьбу семьи с конца XIX до начала XXI вв. Что это была за семья?

Глава семьи – Плохинский Николай Милетиевич – родился 5(18) декабря 1869 г. в крестьянской семье в Курской губернии. Он был вторым ребенком в семье: старший брат Михаил (1864-?) – историк и преподаватель Харьковской гимназии, автор нескольких трудов по истории Малороссии; младший Федор – офицер, участник русско-японской войны. Николай в 1893 г. окончил медицинский факультет Харьковского университета и до 1897 г. работал сверхштатным ординатором в клинике при кафедре нервных и душевных болезней университета. Затем до ноября 1900 г. работал врачом в Харькове, в частной лечебнице Платонова для душевно и нервнобольных людей. 8 ноября 1897 г. венчался в Харькове с дочерью купца Ксенией Яковлевной Голоцуцкой. С 1901 г. его судьба оказалась связана с Петербургом. С 08.05.1901 г. и до конца 1930-х годов (с перерывом в 1905 и 1914-1917) работал в Психиатрической больнице Св. Пантелеймона (позже им. Скворцова-Степанова) в Петербурге (Ленинграде) в должности ординатора, в выделенной ему квартире на территории больничного городка семья жила до 1960-х гг. С 1903 г. одновременно –заведующий медицинской частью и непременный член правления Мариинского приюта для детей идиотов и калек. Как врач принимал участие в русско-японской (врач 32-го и 33-го Сибирских военно-санитарных поездов) и Первой мировой войнах (в 1914-1915 гг. – заведующий Львовским Сборным пунктом Российского общества Красного Креста по эвакуации душевнобольных воинов из Армий Юго-Западного фронта; в 1915-1917 гг. – врач Красного Креста по призрению и эвакуации душевнобольных воинов Армий Юго-Западного фронта). В 1918 г. в Петрограде от тифа в возрасте 16 лет умирает его сын Юрий, в 1933 году в 55-летнем возрасте умирает супруга Ксения. Что произошло во второй половине 1930-х годов с Николаем Милетиевичем, мы не знаем, но с конца 1930-х гг. он работал в 1-й Ленинградской областной психиатрической больнице в дер. Колмово под Новгородом. Возможно, во избежание репрессий, бывший надворный советник и кавалер царских орденов и медалей (орден Св. Анны II-й степени (10.01.1916), орден Св. Станислава II-й (30.04.1915) и III-й степеней (06.12.1912), медали «В память царствования Александра III», «В память русско-японской войны 1904-1905 гг.», медаль Красного Креста «В память русско-японской войны 1904-1905 гг.»), уехал из Ленинграда или был выслан за 101-й км как неблагонадежный. В преклонном возрасте судьба вновь свела психиатра с войной. В 1941-1944 гг. он находился в оккупации в Новгороде (работал в Колмовском госпитале для русских военнопленных) и Литве, куда был угнан немцами в конце 1943 г. В 1945 г. Николай Милетиевич вернулся в Ленинград вместе со своей второй женой Софией Александровной Прилежаевой, медсестрой лагеря для военнопленных. В этом браке родилась еще одна дочь – Наталья. Умер Николай Милетиевич 29 октября 1951 г. на 82 году жизни.

Бережно сохраняли дочери – Галина (1909 г.р.) и Наталья (1946 г.р.) – память о своем отце и его родственниках. Галина Николаевна пережила блокаду Ленинграда, когда, будучи дипломированным преподавателем английского языка, работала санитаркой и медсестрой в психиатрической больнице им. Скворцов-Степанова. Вероятно, это обстоятельство и позволило ей сберечь семейные реликвии, которые находились в квартире на территории больницы. После снятия блокады Галина Николаевна пыталась вновь обратиться к преподавательской деятельности и полгода проработала учителем английского языка в Школе рабочей молодежи, но вернулась в медицину, продолжая работать медсестрой в психиатрической больнице. Вторая супруга Николая Милетиевича София происходила из семьи новгородского преподавателя музыки и пения Александра Прилежаева и была детской медсестрой. В августе 1941 г. она не успела эвакуироваться и осталась на оккупированной немцами Новгородчине. Проработав акушеркой в разных селах Новгородского района, была привлечена немцами к работе в Колмовском госпитале для военнопленных. В 1943 г. вместе со всем персоналом госпиталя она была вывезена в Литву под Шауляй, где в 1944 г. и сочеталась браком с Николаем Плохинским. В 1945 г. вместе с мужем приехала в Ленинград и работала детской медсестрой в одной из городских поликлиник. Их дочь Наталья Николаевна бережно берегла реликвии уже двух семей – Плохинских и Прилежаевых, в документах и фотографиях которых отразилась трагическая судьба многих российских семей XX века.

Сказанная в шутливой форме фраза «Плохинские – наше всё» очень четко отражает значение данной коллекции для нашего музея, так как фактически ни одна собственная выставка по разным темам не обходится без предметов этой интересной семьи.

 

Смирнов А.А.

 

 

 

 

 

 

 

ВИНОГРАДОВА ГАЛИНА ВЯЧЕСЛАВНА (р. 20.08.1947)

Музейный смотритель с 2001 г. – по настоящее время

Музейная работа разнообразна. Если рассматривать музей как единый живой организм, можно обнаружить целую систему органов, отвечающих за его жизнеобеспечение. В этой системе смотрители играют важную роль. Они следят за сохранностью коллекций, представленных на выставках, стараясь, как часовые, быть незаметными на своем посту. И в то же время, это люди, которые знают все и вся о предметах в зоне своей ответственности, ведь они прослушали сотни экскурсий в стенах музея. В отдельных случаях функция смотрителя сочетается со сложными условиями работы на физическом уровне. Именно о таком смотрителе и пойдет речь.

Читать далее

Галина Вячеславна родилась 20.08.1947 г. в городе Тюри Эстонской ССР, куда ее мама, Быстрова Клавдия Александровна (1926 –2010) была эвакуирована во время войны из Ленинграда с родителями и сестрами. Родного отца Галина Вячеславна никогда не знала. Впоследствии его заменил отчим, воспитавший ее как родную дочь. Габолова Антона Ефимовича (1930 – 1994) Клавдия Александровна встретила уже в Выборге, куда была направлена после войны. Их пути пересеклись на железной дороге, где оба и работали, она – проводницей, а он – машинистом.

Долгое время жили в деревянном доме, который находился на месте нынешней лодочной станции. Своего туалета в строении оборудовано не было, приходилось пользоваться общественным, расположенным на Рыночной площади. А так как дом стоял у самой воды, в периоды полноводья его заливало, и семью на время переселяли в помещение клуба сетевязальной фабрики.

В 1963 г. семейству Габоловых выделили комнату площадью в 32 кв.м. в здании, расположенном по адресу ул. Выборгская, д.1. Этот образец неоготической архитектуры конца XIX в. постройки архитектора Эдуарда Диппеля хорошо известен горожанам и туристам как «Ведьмин дом». Семья насчитывала уже 5 человек – Галина Вячеславна с родителями и братьями. Забегая вперед, скажем, что героиня нашего рассказа останется в этом доме на всю жизнь, но уже не в комнатушке, а в собственной квартире. А осознание уникальности и значимости собственного жилья по-настоящему придет к ней значительно позже – когда она начнет работать музее.

После школы Галина Вячеславна поступила в школу фабрично-заводского обучения при фабрике «Маяк» и за год получила квалификацию швеи-мотористки 4-го разряда. В 1965 г. поступила на работу в «Маяк» на участок №2, работала в цехе втачки рукавов. Параллельно училась в Школе рабочей молодежи. В 1969 г. Галина Вячеславна вышла замуж и родила сына. В 1973 г. устроилась в ГВФ (Выборгское авиационное техническое училище гражданской авиации) на должность делопроизводителя-паспортиста, а затем оформляла дела на офицеров запаса, а в 1992 г. попала под сокращение. Сразу же встала на биржу труда и была направлена в кафе «Старый Выборг» на должность гардеробщицы, но скоро была замечена руководством и переведена в продавцы в бакалейный магазин, расположенный этажом выше. Позже у трудолюбивой и ответственной сотрудницы начались проблемы со здоровьем, и она была вынуждена уйти с работы. Несколько лет она восстанавливалась и подрабатывала ночным сторожем в педучилище, и однажды прочла в газете объявление, что в Выборгский замок требуется музейный смотритель.

15 июня 2001 г. Виноградова Галина Вячеславна поступила в штат Государственного музея «Выборгский замок» на должность смотрителя. Она отвечала за Башню Святого Олафа и ее посетителей. Сначала у нее был устроен «наблюдательный пункт» в гардеробе. Из окна она наблюдала за входом в башню – когда к нему приближались посетители, она выходила во внутренний двор замка и проверяла билеты. Но поток людей с каждым годом все увеличивался, и вскоре смотрительнице пришлось «переехать» на первый ярус башни. Толщина стен в нижнем – каменном периметре башни – доходит до 5,5 м, выше – в восьмигранном объеме – до 3,5 м. Воздух в башне не прогревается даже в летний период. Поднявшись в башню в самый жаркий летний день, первые несколько минут посетители чувствуют приятную прохладу, а через 10 начинают замерзать и спешат ее покинуть. Ну а Галине Вячеславне нужно было проводить в башне 5 дней в неделю по 8 часов в сутки. В каждой профессии есть свой вид «профессиональной деформации», и в случае Галины Вячеславны это – привычка к холоду. Работала она при двух включенных обогревателях и двух шубах – одна на себе, другая – на коленях. Со временем смотрительница привыкла к климату башни, и когда та закрывалась на реставрацию в феврале 2017 г., Галина Вячеславна с трудом могла себе представить работу в протопленных помещениях музея и сразу же попросила руководство поставить ее на дежурство в более прохладных залах. Как раз таким оказался зал «Промышленности» на третьем этаже музея, который до войны именовался «Залом Эрика Аксельссона Тотта». Он соединен с башней потайной дверью, через щели которой в зал сквозит холодный воздух.

За два года реставрации башни Св. Олафа Галина Вячеславна  «смирилась» с разлукой и в какой-то момент даже приняла для себя решение, что больше в башню работать не пойдет. Но в декабре 2018 г. смотровая площадка вновь открылась для посетителей. Наверное, башня услышала просьбы своей бессменной смотрительницы – вновь «поселяться» в ее стенах Галине Вячеславне уже не пришлось, но она по сей день контролирует вход в башню – так как подъем теперь осуществляется через ту самую потайную дверь Зала Тотта.

Вспоминая пережитое за годы работы, смотрительница констатирует, что бывало по- разному. Моментами становилось страшно – когда она одна, а надо пресекать выходки хамящих здоровых мужиков. Посетители ведь тоже бывают разные. Но и хорошего было много. А привычка к «вечной мерзлоте» ее только закалила. Кстати, именно суровому климату башни Галина Вячеславна приписывает свою хорошо сохранившуюся внешность.

Музей – это сложный организм, где важна исправность каждой функции, а у каждого направления работы – своя специфика и свои сложности. Во многом  именно от способности индивида подстраиваться под определенные условия зависит исправность всего механизма. Поэтому так важно, чтобы каждый нашел в нем свое место. И, очевидно, Галина Вячеславна нашла свою башню, которая не отпускает ее по сей день.

 

Иванова М.С.

 

 

 

 

 

 

 

 

ВОЙТОВИЧ  ЛЕОНИД ВЛАДИМИРОВИЧ  (26.11.1947 – 27.11.2016 г.)

Старший научный сотрудник музея

Нередко бывает и так, что в музей приходят люди, уже состоявшиеся в своей профессии, любимом деле, напрямую с музейной деятельностью никак не связанным. Так и Леонид Владимирович Войтович пришел в музей по окончании своей военной карьеры.

Читать далее

К сожалению, мы не очень много знаем о его жизни до прихода в музей. Но точно известно, что любовь к флоту вела его через весь жизненный путь. В 1962 г. Леонид Войтович поступил в Калининское суворовское училище, мечтая о службе на флоте. Обучение продолжил в Высшем военно-морском инженерном училище в Севастополе. На третьем курсе, увы, был отчислен без права восстановления за драку (Леонид Владимирович был человеком неконфликтным, но, видимо, ситуация была такова, что вразумить противника словами не было возможности), после чего поступил на службу в 4-ю эскадру подводных лодок в г. Полярном, в должности старшины команды гидроакустиков. Много лет нес военную вахту в штабе 9-ой эскадры подводных лодок, расположенной в пос. Видяево. С 1976 г. служил в минно-торпедном управлении Северного флота. Свою военную карьеру Леонид Владимирович завершил в 1989 г. в звании старшего мичмана и в должности начальника секретного отделения управления.

В 1994 г. Л.В. Войтович с семьей переехал в Выборг, и в первые годы здесь оказался оторван от любимого дела. Первым выборгским местом его работы стало Профессионально-техническое училище №14, где он работал в должности заместителя директора по учебно-воспитательной работе. Но Леонид Владимирович, человек деятельный и влюбленный в море, конечно, искал в Выборге место, связанное с историей флота. И неизбежным образом оказался в Выборгском замке, где стараниями К.А. Шопотова была развернута постоянная выставка, посвященная подводной археологии. Л.В. Войтович быстро нашел общий язык с К.А. Шопотовым – человеком импульсивным, сложным, но преданным идее создания музея, рассказывающего о морских победах русского оружия. Леонид Владмирович вступил в общество «Память Балтики» и ежегодно участвовал в его экспедициях и памятных походах в качестве заведующего по хозяйственной части.

В 2003 г. Леонид Владимирович стал волонтером Государственного музея «Выборгский замок»: помогал в консервации, описании и оформлении предметов коллекции, переданной в музей обществом «Память Балтики». Он всячески популяризировал выставку, проводя по ней экскурсии, рассказывая о ней на лекциях. Спустя два года он был принят в штат музея в должности старшего научного сотрудника. Основной задачей Леонида Владимировича стала работа над уже знакомой ему экспозицией «Подводная археология». Он проводил экскурсии, занимался исследованиями русско-шведских морских сражений, принимал участие в лекторских десантах музея и участвовал в тематических конференциях, причем спектр его интересов был довольно широк – от истории похода русского корпуса под Выборг в 1706 г. до событий боев за острова Выборгского залива летом 1944 г. При его участии пополнялись предметами фонды музея: так, в 2006 г. он помог перевезти в музей обнаруженный на полуострове Кейхясниеми (оконечность мыса Лиханиеми) береговой станок (лафет) русской пушки образца 1904 г. С первых дней работы в музее Л.В. Войтович подключился к реэкспозиции в зале, посвященной военной истории края.

Важным событием в музейной биографии Л.В. Войтовича стала подготовленная им в 2011 г. выставка, посвященная 105-летию подводного флота России.

В отделе музейных фондов Леонид Владимирович отвечал за документальный фонд, фотофонд, фонд редкой книги и, само собой разумеется, за коллекцию подводной археологии. При таком объеме вверенного фондового хозяйства, казалось бы, нелегко найти время и силы для чего-то сверх этого.

Он был не только музейным работником, но и членом «Выборгского морского собрания». Именно с ним он занимался организацией совместных выставок ВКМ с Центральным военно-морским музеем, музеем им. Александра Маринеско. А еще Леонид Владимирович был членом Выборгского клуба краеведов, а также одним из инициаторов установки мемориальной доски солдатам, погибшим в военных действиях в Афганистане в сквере Мужества г. Выборга. В 2010 г., когда Выборгу было присвоено звание «Город воинской славы», он совместно с Андреем Александровичем Смирновым и Зинаидой Анатольевной Новоселовой готовил текстовые обоснования для разработки памятных барельефов у стелы «Выборг – город воинской славы» на площади Выборгских полков.
Музейная жизнь и личная биография органично совпали в Леониде Владимировиче. Собственными руками он создал подробнейший макет подлодки, на которой сам когда-то служил (проект 641 – советская дизель-электрическая подводная лодка, разработанная в 1950-х гг.).
А еще Леонид Владимирович успевал еще побывать и… средневековым католическим монахом, участвуя в музейных интерактивных программах. В мешковатом сером балахоне с капюшоном он и вправду выглядел человеком из далекого выборгского прошлого. Леонид Владимирович был книжником, человеком, собравшим обширную коллекцию книг, посвященных истории российского военно-морского флота. (Может быть, потому Леонид Владимирович так убедительно изображал этого средневекового монаха, что монахи-то и были первыми и лучшими книжниками?) Ныне книги из собрания Л.В. Войтовича хранятся в научной библиотеке нашего музея и в фонде редкой книги, куда они переданы вдовой Леонида Владимировича, Алисой Рейновной.

Когда по состоянию здоровья Леонид Владимирович был вынужден уйти из музея, он не забывал его и довольно часто приходил «проведать», как он говорил. Музей для него был и местом службы, и местом жизни. В случае Л.В. Войтовича эти два места счастливо совпали. Человек на редкость деятельный, Л.В. Войтович, однако, обладал качеством, которое не всегда ассоциируются с моряком, офицером, тем более – подводником. Он был деликатен. Хочется назвать это качество обстоятельной деликатностью. У Леонида Владимировича была замечательная улыбка, всегда как будто немного смущенная. Правду сказать, так теперь улыбаются немногие…

 

Иванова М.С.,  Мошник Ю.И.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЦОЙ ВЛАДИМИР ОЛЕГОВИЧ (род. 15.12. 1984 г.)

Директор Выборгского объединенного музея-заповедника с 2015 по 2019 гг

Весной 2015 г. выборгские и областные газеты взрывались тревожными заголовками. Речь шла о грядущих переменах в жизни главного архитектурного памятника Выборга – замка и музея, расположенного в его стенах. В правительстве региона было принято решение о реорганизации: планировалось, что музей «Выборгский замок» выйдет из состава Музейного агентства Ленинградской области и будет преобразован в Выборгский музей-заповедник, напрямую подчиненный Комитету по культуре. «Мы слышали о неких переменах и потому сидим как на пороховой бочке. Грядут перемены, но мы не знаем какие именно», – отзывались о происходящем сотрудники музея. До последнего момента главной интригой оставалось имя будущего директора, которого должен был выбрать губернатор.

Читать далее

22 сентября 2015 г. Государственный музей «Выборгский замок» был ликвидирован как учреждение, а уже 15 октября 2015 г. завершилась работа по созданию на его базе учреждения культуры со сложным названием «Историко-архитектурный музей-заповедник “Выборгский замок” и историко-этнографический музей-заповедник “Ялкала”». Руководителем новой структуры был назначен депутат регионального парламента Владимир Олегович Цой.

Владимир Олегович родился 15 декабря 1984 г. в г. Кириши Ленинградской области. В 1990 г. его семья переехала в Выборг.  До 5-го класса он учился в средней школе №8, которая  находилась недалеко от дома. Позже родители перевели его в Гимназию, туда же отправили учиться и его младшего брата, который тогда только пошел в 1-й класс. В это время Владимир стал постоянным участником мероприятий Детского интеллектуального клуба «Квинт», участвовал в организованных клубом интеллектуальных играх вплоть до 2001 г. Он принимал участие в работе почти всех секций клуба: «Классной пятерке» (математика), «Осьминог (биология, физика и химия), «Белый Драккар» (краеведение). Но главным увлечением Владимира стал спортивный вариант игр «Что? Где? Когда?». Он стал капитаном самой успешной детской команды по ЧГК в Выборге – «Сливочной» –  отлично выступавшей на турнирах разного уровня, а в 2000 г. выигравшей          престижный юношеский чемпионат «Выборгская русалочка», обыграв сильнейшие в России школьные команды по ЧГК. Это достижение не так и не удалось повторить ни одной другой выборгской команде. Надо сказать, что Владимир – очень талантливый игрок и отличный капитан, и для него это увлечение оказалось очень серьезным. Когда в 2001 г. он поступил в Санкт-Петербургский Государственный Университет на факультет социологии, он продолжал играть в ЧГК уже со студенческой командой. Тренером был известный игрок и наставник детских команд, а в наши дни – обладатель двух «Хрустальных сов» и звания лучшего тренера Международной Ассоциации Клубов «Что? Где? Когда?» Михаил Скипский, с которым В.О. Цой познакомился еще на «Выборгской русалочке».  Весной 2006 г. Владимир Цой впервые принял участие в записи эфира игры телевизионного клуба «Что? Где? Когда?» на Первом канале. Много лет спустя, уже став директором Выборгского музея-заповедника, В.О. Цой постарался «укоренить» интеллектуальные игры ЧГК и в стенах Выборгского замка.

После завершения учебы в университете, в 2007 г. Владимир Олегович поступил на работу на Выборгский судостроительный завод – по специальности. Отработав год на заводе, 22-летний Владимир стал самым молодым депутатом Законодательного собрания Ленинградской области.

В 2012 г. В.О. Цой получил диплом магистра искусствоведения на историческом факультете СПбГУ. Объясняя свой выбор специальности, Владимир Олегович признался в одном из интервью, что на социологию выбор пал именно из-за прикладной специфики этой гуманитарной специальности, а история искусств привлекала его желанием понимать, прикасаться к тому, что является вершиной человеческого духа: «Меня всегда тянуло к искусству. В нашем изменчивом мире очень мало таких вещей, которые не теряют своей важности, ценности, истинности, и часто они от нас ускользают, разрушаются…».

В 2015 г. правительство области вело переговоры с Владимиром Олеговичем о возможности назначения его руководителем реорганизованного музея. Выбор кандидата на директорскую должность осложнялся тем обстоятельством, что вскоре планировалось развернуть на Замковом острове масштабные реставрационные работы, обещавшие затянуться на годы. И контроль над исполнением работ, и непрерывная деятельность музея в этих сложных условиях, «на стройке» – все это задавало очень высокую планку при выборе кандидата, способного не только взять на себя большую ответственность, но и справиться с ней. В мае 2015 г. решение было принято, в сентябре Владимир Олегович приступил к своим обязанностям. 

В обновленный штат музея вошли и сотрудники, работавшие здесь до реорганизации, и новые специалисты. Первоочередной задачей, поставленной перед новым музеем, была реставрация сооружений Замкового комплекса, а также реставрация и музеефикация средневековых памятников культуры, присоединенных к музею-заповеднику и расположенных в старом городе (Дом купеческой гильдии, дом на Выборгской, 10, Костел Св. Гиацинта, Башня Ратуши, Часовая башня). Так уж исторически сложилось, что, несмотря на свою высокую значимость, эти памятники вели практически «бесхозное» существование, постепенно и неизбежно разрушаясь. Справедливости ради нужно отметить, что подобные идеи – объединения средневековых памятников в единое учреждение – высказывались и раньше. Например, в свое время Ангелина Алексеевна Прокопенко, создавшая первую научную концепцию развития выборгского краеведческого музея, предлагала  проекты музеефикации и Башни Ратуши, и порохового погреба у подножия Петровской горы, и некоторых других исторических зданий города. Что  касается Башни Ратуши, то экспозиция внутри объекта была просчитана до мелочей, даже был создан натуралистичный макет башни, но до реализации идею довести не удалось. Возможно, дело в том, что для свершения таких амбициозных задач требовался «дипломатический уровень» переговоров и внешней поддержки проекта, а также понимание «внутренней кухни» и бюрократические знания, касающиеся особенностей реставрационной документации и специфики оформления бумаг на управление памятниками архитектуры. Как известно, в нашей стране можно погрязнуть под ворохами бумаг, так ничего и не добившись.

Владимир Цой умеет добиваться решения задач, которые ставит.

Немало трудностей новой  музейной команде пришлось преодолеть до того, как реставрационных процессы на Замковом острове начались. Замковый комплекс включает в себя 23 объекта охраны, а документы были оформлены только на 13 из них. К середине 2016 г. вся необходимая документация была собрана. Реставрация началась. Она охватила и городские средневековые сооружения, с которыми также была пройдена сложная процедура документального обоснования. Владимир Олегович старался всегда быть в курсе работ на всех объектах и раз в неделю сообщал последние новости о реставрации на своей странице в социальных сетях. К сегодняшнему дню уже открыты для посещения постоянные экспозиции в Башне Ратуши, в Костеле Св. Гиацинта (Рыцарском Доме). Отреставрированы, но еще не приняты в эксплуатацию дом на ул. Выборгской, 10 и Часовая башня. А на ул. Выборгской, 8 уже открыт туристический центр. Сооружения Замкового острова поэтапно реставрируются, список памятников архитектуры, контролируемых музеем-заповедником, расширяется.

Также важной задачей перед новой командой было сохранение и развитие традиционных мероприятий Замковом острове, таких как День Святой Люсии, Рыцарские турниры (Турнир Св. Олафа), Майское дерево и др. Появились и новые события, например, фестиваль классической музыки «Мелодия трех морей». Сам Владимир Олегович не пропускал ни одного мероприятия, он с удовольствием облачался в средневековые одежды на время праздничных торжеств, а в традиционном международном мероприятии «Ночь музеев» лично проводил экскурсии для посетителей.

За прошедшие годы было обновлены и расширены две постоянных экспозиции музея, отремонтирован выставочный зал на третьем этаже главного корпуса замка (по привычке все музейные сотрудники называют его «Промышленность» – из-за того, что более 20 лет в нем работала одна из интереснейших экспозиций ВКМ, рассказывающая о промышленных предприятиях Выборга и района).  Музей продолжает работать в сотрудничестве с крупными музеями и учреждениями высшего образования, открывает временные выставки на основе материалов  Российского Этнографического музея, Художественно-промышленной Академии им. А.Л. Штиглица, Музейного агентства Ленинградской области, Государственного Архитектурно-строительного Университета, Государственного музея истории Санкт-Петербурга и многих других. Самым масштабным выставочным проектом последних лет стало открытие в апреле 2018 г. выставки «Помни о Севере», подготовленной в рамках межмузейного проекта компании «Норникель» «Освоение Севера: Тысяча лет успеха» – с выпуском первого в истории музея каталога с фондовыми предметами.

 Возродилась и необычайно оживилась традиция издательской деятельности музея. В 2017 г. в свет вышел сборник статей, подготовленный научным коллективом музея-заповедника: «Выборгский замок от А до Я». В 2018 г. – сборник статей З.А. Новоселовой «По страницам выборгской истории». В 2019 г. традиционная серия книг «Страницы Выборгской истории» получила продолжение в третьем томе одноименного сборника (предшествующая вторая книга серии была издана в 2004 г.).

В октябре 2019 г. Владимир Олегович покинул пост директора и был назначен на должность председателя Комитета по культуре Ленинградской области. Это решение далось ему нелегко. «Я никуда не ухожу, в Выборге живет моя семья, мои друзья, здесь всегда будет часть моего сердца. Лишь изменится текст на визитной карточке, да чаще буду стоять в петербургских пробках».

 

Иванова М.С.

 

 

 

 

 

 

 

ВАКУНОВА ОЛЬГА АЛЬБЕРТОВНА (род. 20.05.1967 г.)

Секретарь, заведующая сектором учета отдела фондов

Среди множества определений понятия «музей» есть одно удивительное: «Музей – это собор лиц». Эти слова великого русского религиозного философа Николая Федорова написаны больше ста лет назад, и в них емко выявлена сама суть музейной деятельности и ее предназначение. Музей – не хранилище старых, отживших свой век предметов. Музей – это люди, это живая память живых о мире прошлого. Память, направленная в будущее. Вот почему в музейной работе так важно сохранение преемственности. Чтобы музей развивался, необходимо, чтобы и знания, и методики, и даже этические представления, сформировавшиеся в коллективе, передавались от опытных сотрудников тем, кто только начинает свою музейную биографию.

Читать далее

Сейчас, когда проект «История музея в 60 портретах» близится к завершению, мы яснее прежнего осознаем, что Выборгский музей-заповедник очень многим обязан людям, которые трудились на его благо в разное время. Их достижения, таланты, их лучшие качества, вплелись в историю музея и стали с ней нераздельны. С героиней сегодняшнего рассказа понятие «преемственности» соотносится точнее, чем с кем-либо другим. Ольга Альбертовна Вакунова трудится в Выборгском замке 35 лет – это больше половины всей музейной истории. За это время несколько раз сменились руководители, название музея, произошла реорганизация, начинались и завершались реставрационные работы. Да и у самой Ольги Альбертовны менялась должность и сфера деятельности. Музей многому ее научил, и она отдала и продолжает отдавать ему немало сил, знаний и эмоций. Она никогда не была что называется «на виду»: сначала работала секретарем, потом перешла в Отдел фондов и стала заниматься учетом. Ольга Альбертовна принадлежит к числу «сотрудников в тени». Самых необходимых в музее.  

Выборгская история семьи О.А. Вакуновой началась в самые первые послевоенные годы, когда из разных областей Советского Союза сюда стали стекаться семьи переселенцев, постепенно «укореняясь» в новых районах и привыкая к необычному облику города. Семья отца Ольги, Альберта Николаевича Козлова, жившая в городе Дно Псковской области (том самом Дно, на железнодорожной станции которого в феврале 1917-го император Николай II  подписал отречение от престола), оказалась в годы войны в оккупации, а как только война закончилась, в начале 1945 года  решилась переехать в новый советский Виипури. Семья мамы, Альбины Михайловны, в 1947 году приехала из Белозерского района Вологодской области на полустанок Бор в южной части поселка Прибылово Выборгского района.  

Родилась и выросла Ольга в Выборге, и с тех пор ее жизнь неразрывно связана с этим городом.  Окончила школу и шестимесячные курсы секретарей-машинисток, которые проходили в Доме офицеров. Трудовую деятельность начала в Выборгском горисполкоме – на должности курьера. А в начале сентября 1984 года 17-летняя Ольга пришла на собеседование в Выборгский краеведческий музей, где требовался секретарь.

Этот день  Ольга Альбертовна запомнила на всю жизнь. В здании дирекции музея, на третьем этаже, ее принимала целая «комиссия», состоявшая из директора П.Ф. Ладанова, заведующего отделом А.З. Букарева и старшего научного сотрудника В.К. Минеева. Расспрашивали так долго и строго, что Ольга решила – нет, эта работа ей не подходит. И ушла, несмотря на то, что музейный бухгалтер-кассир Лидия Александровна Устинова, которой тоненькая и юная соискательница места секретаря сразу понравилась, успела за время собеседования сделать в ее трудовой книжке запись о приеме на работу в музей. Запись пришлось вычеркивать.

Как оказалось, Петр Федорович Ладанов был очень огорчен тем, что Ольга отказалась от секретарской работы. Почти через два месяца после первого посещения ей вновь пришло приглашение от директора музея.  Когда 29 октября 1984 г. она заходила в арку ворот Комендантского дома, ее вдруг охватило странное чувство, словно время растворилось: замковая громада снова оказалась во власти Средневековья, послышался цокот лошадиных копыт… Может быть, это было неосознанное напоминание о прошлом замка – или предчувствие будущего, когда замок станет местом проведения рыцарских турниров? 

В музейной дирекции ее радушно встретили завхоз Зоя Николаевна Дружинина и уже упомянутая Л.А. Устинова, а П.Ф. Ладанов позвал Ольгу в кабинет… чтобы извиниться за то, что в первый раз ее так запугали расспросами – и тут же дал первое задание. Так «со второго взгляда» начался долгий «роман» Ольги Альбертовны с музеем. 

В должности секретаря она отработала много лет, печатая  планы и отчеты о работе музея, приказы, письма, научные справки, топографические описи и тематико-экспозиционные планы. Не всегда это было просто: приходилось разбирать трудные почерка сотрудников и печатать по 6–7 экземпляров под копирку. Сейчас, когда вносить исправления в набранный документ так просто, все это кажется мелочами, а тогда простой набор большого текста требовал и внимания, и усидчивости. Больше всего по работе Ольга Альбертовна сотрудничала с заместителем директора по научно работе Ангелиной Алексеевной Прокопенко, которая надиктовывала Ольге концепцию развития музея. У аккуратной, неконфликтной и расторопной Ольги Альбертовны сразу сложились хорошие взаимоотношения с коллективом.  С 1985 по 2008 годы О.А. Вакунова была бессменным секретарем профсоюзной организации музея. Благодаря ей в конце 1980-х годов многие сотрудники, долго проработавшие в музее, получили звание “Ветеран труда”.  

Еще одним направлением работы О.А. Вакуновой стало ведение кадровой документации. Своей кадровой службы тогда в музее не было, и ей приходилось совмещать секретарскую службу с работой кадровика, проходить различные курсы усовершенствования. За это время (с 1984 по 2000 годы) коллектив музея постоянно менялся, но добрые, порой дружеские отношения с научными сотрудниками и смотрителями всегда оставались главными в жизни Ольги Альбертовны. Она до сих пор поддерживает связь с Марией Александровной Никитиной, Зинаидой Анатольевной Новоселовой, Ангелиной Алексеевной Прокопенко, Еленой Майевной Сизьминой, Татьяной Федоровной Павловой, Ириной Николаевной Барышниковой, Еленой Викторовной Ивановой и многими другими – которых Ольга Альбертовна помнит поименно до сих пор.  

В 2000 году по семейным обстоятельствам и по приглашению главного хранителя фондов Е.М.Сизьминой О.А.Вакунова перевелась на ½ ставки научного сотрудника в сектор учета отдела фондов музея. Фондовая работа, казавшаяся со стороны такой спокойной, оказалась очень непростой. Документация по учету музейного собрания была в то время не в самом лучшем состоянии. Пришлось разбирать акты и готовить материалы к первой полной сверке музейного фонда. Во многом стараниями О.А. Вакуновой в учете был наведен порядок, и с 2005 г. по рекомендации главного хранителя музея Елены Викторовны Ивановой она была назначена заведующей сектора учета. С этого времени без деятельного участия Ольги Альбертовны не обходится ни одна фондовая комиссия, на которой предметы, имеющие историческую и культурную ценность оформляются в музейное собрание. Также большая работа проводится ею по оформлению всей учетной документации.  

Человеку, не знакомому с «внутренней» деятельностью музея трудно представить, какой объем актов, описей и инвентарных книг обеспечивает сохранность государственного музейного фонда. Особенно, если (как в случае нашего музея) речь идет о многих десятках тысяч предметов. В этом бюрократическом море запросто можно утонуть, но в учете Ольги Альбертовны всегда железный порядок. Ее памяти на предметы и коллекции поражаешься: она помнит, откуда и от кого музейный предмет поступил, когда выставлялся, кто с ним работал. В последние годы, когда в обязанности отдела Фондов вошло оформление музейных предметов в Государственный каталог, Ольга Альбертовна занимается и этим направлением работы.  

И еще одна немаловажная подробность. Благодаря своей многолетней работе в должности секретаря, Ольга Альбертовна лучше других узнала все направления музейной деятельности, все, чем музей существует и живет. То, как менялся музей в Выборгском замке, прошло перед ее глазами и с ее участием. Вот и сейчас, когда мы готовили статьи о сотрудниках минувших лет, первым человеком, к которому мы обращались с вопросами, была Ольга Альбертовна Вакунова – самый верный хранитель музейного прошлого. 

 

Мошник Ю.И.

 

 

 

 

 

 

 

 

СЭР ФИЛИМОН

замковый кот

Что бы там кто ни думал, настоящим хозяином замка является тот, кто в нем живет. Имеет при этом несколько спален, несколько столовых комнат, целый штат прислуги, кабинет для работы, приемную для посетителей, залы для балов и концертов – в общем, все необходимое для личной и светской жизни. Он ежедневно (и даже еженощно) совершает обходы владений, незамедлительно изгоняет чужаков, оглашая всю округу наводящим ужас боевым кличем, строго следит за ведением ремонтных работ. Замок, как все должны понимать, – это сложный хозяйственный организм, требующий неустанной заботы и внимания. Согласно всему вышеперечисленному, настоящим хозяином Выборгского замка в данный исторический период является живущий в нем Сэр Филимон. Чтобы уж развеять последние сомнения (если они у кого-то еще остались) заметим, что все посетители Замкового острова интуитивно склоняются перед Сэром Филимоном, когда им повезет его увидеть, а некоторые даже опускаются на колени. И почитают за честь, если Сэр Филимон позволяет себя сфотографировать.

Читать далее

Сэр Филимон – это Кот. Рыжий Кот, гладкошерстный, в полоску. А что до хозяина Замка-музея, так что ж тут особенного? Всем известно, что:

Коты – друзья наук и сладостных забав,
Для них ни тишина, ни мрак ночной не тяжки,
…Покоятся они в задумчивой гордыне,
Как сфинксы древние среди немой пустыни,
Застывшие в мечтах, которым нет конца;
Крестец их в похоти магический искрится,
И звездной россыпью, тончайшей, как пыльца,
Таинственно блестят их мудрые зеницы.

(Шарль Бодлер, перевод И. Лихачева)

Вот что «таинственно» – это точно. Тайна рождения Сэра Филимона скрыта в сумраке времен, и никто точно не знает, сколько ему лет. Даже в обнаруженном в замковом архиве документе – «Житие Сэра Филимона», написанном его первым биографом Мари Леманн, – нет ответа на этот вопрос. В «Житие» есть любопытные подробности о предках Сэра Филимона, например, что его пра-пра-пра-прадедушка был назначен одним из королей Хранителем Секретов Выборгского Замка, но – опять же – когда это было, никто не знает. А некоторые старожилы Выборга и вовсе утверждают, что Сэр Филимон никакой не «сэр», а просто Филя, и что якобы жил он на Крепостной улице, дом 8, в сувенирной лавке (даже присылают по электронной почте его фотографии в ней), и в Замок проник самым обычным для Выборга бандитским способом – посредством рейдерского захвата, изгнав из него черного усатого Кота Маркиза и «отжав» последовательно все его имущество. И что якобы все замковые служащие – тому очевидцы. На это мы можем только посмеяться в ответ: ха – ха – ха! Нам, историкам, хорошо известно такое выражение – «врет, как очевидец», поэтому все эти злобные инсинуации мы оставляем на совести лгунов.

А если серьезно, то кот по имени Филимон, действительно живет в Выборгском замке, действительно является его Хранителем и Талисманом, и даже числится (согласно записи в трудовой книжке) в должности старшего нау мяучного сотрудника и, кстати, свои обязанности отлично выполняет. В чем заключается главная обязанность? – спросите вы. Отвечаем: главная обязанность Сэра Филимона заключается в привлечении посетителей. И чистой правдой является то, что многие и многие гости Выборгского замка, только входя на Замковый остров, сразу же спрашивают: где Филимон? И становятся очень довольными, увидев его, и тут же покупают в замковом магазине на память себе сувениры с его изображением.

У истоков популярности рыжего кота Филимона стоят три очаровательных Парки (или Мойры) – «богини» судьбы – три сотрудницы созданного в 2015 г. на базе Выборгского замка нового учреждения культуры Выборгского объединенного музея-заповедника.

Первой начала плести нить новой судьбы Филимона Светлана Александровна Воробьева (в замужестве Швец) – автор идеи по его «раскрутке». Она была принята в музей на должность специалиста по связям с общественностью в октябре 2015 г. и поработала совсем недолго, но за «проект с Филимоном» достойна долгой благодарной памяти. Тем более, что в выборгской части биографии Светланы Александровны есть и другие, достойные упоминания моменты.

Родилась Светлана Воробьева в 1984 г. в городе Улан-Уде Бурятской АССР. В 1992 г. отец ее, военнослужащий, был распределен в Выборг, куда вся семья и переехала. Среднее образование Светлана получила в хорошо известной в городе школе №37, причем учиться ей довелось именно тогда, когда в Выборге активно работал тоже хорошо известный в то время детский интеллектуальный клуб «Квинт». ДИК «Квинт» охватывал своей деятельностью одаренных детей Выборга. «Что? Где? Когда?», «Классная пятерка», «Осьминог», «Белый Драккар» со своими краеведческими делами в Выборгском замке – это все клуб «Квинт». Светлана Воробьева в жизни клуба «Квинт» принимала активное участие, и ее креативная натура проявлялась уже тогда, особенно в области всякой журналистики и PR-деятельности. По окончании школы Светлана пошла учиться в выборгский филиал Университета сервиса и экономики, параллельно подрабатывала на Выборгском телевидении, в телекомпании «Магнит», других выборгских СМИ. Затем перевелась в головной университет в Санкт-Петербурге, там работала в газете «Невское время» и на «100ТВ». Вообще, она все время чему-нибудь где-нибудь училась: курсы повышения квалификации ЛИТМО, Школа Бенуа,  Школа «Храмовая Стена». И, кажется, это еще не все, потому что учиться можно всю жизнь, а куда жизнь занесет Светлану Воробьеву (Швец) – кто же это узнает? Только следующие ее биографы. Творческие люди они такие – никогда не знаешь, что от них ожидать. Сейчас Светлана занимается в Петербурге бизнесом, руководит детским творческим центром. А ее проект «Сэр Филимон» продолжает свое развитие в Выборгском замке.

После увольнения Светланы Воробьевой из музея, «раскрутка» Филимона было замедлилась, но нить его новой судьбы не прервалась. И заслуга в этом принадлежит Анастасии Сергеевне Прониной, бывшей в то время заместителем директора по культурно-образовательной деятельности. Анастасия Сергеевна тоже имеет в своей биографии «выборгский след», поскольку училась в не менее, а, может быть, даже более известной выборгской школе – гимназии №1. Эта гимназия была основана в 1991 г. Людмилой Петровной Тумашовой, заслуженным учителем Российской Федерации. Анастасия Пронина принадлежит к числу первых выпускников этого самобытного учебного заведения Выборга. Гимназия была и остается «кузницей» кадров, людей с активной жизненной позицией, убежденных в своих принципах. Анастасия Сергеевна взяла Филимона под патронаж и не позволила «врагам» глумиться над ним и унижать его достоинство. Напротив, в честь Сэра Филимона была устроена целая выставка под названием «Нарисуй кота Филимона» (июль 2016). В адрес организаторов тогда поступило более 120 работ, выполненных в разных техниках: акварель, гуашь, компьютерная графика, пастель, карандаш. Художники изобразили кота в виде доблестного рыцаря, старшего наумяучного сотрудника, стража города и замка, джентльмена в цилиндре. Его увековечило агентство ИТАР-ТАСС, а администрация музея-заповедника всерьез озаботилась созданием команды пресс-секретарей кота.

И вот как раз в это время в штате музея появилась третья мойра, подхватившая нить судьбы Сэра Филимона и подбросившая клубок его жизни в выси эфирные. Это была Наталья Борисовна Сенаторова, принятая на должность ведущего специалиста по связям с общественностью. Наталья Борисовна – пиарщик по призванию, хотя профессиональное образование имеет самое что ни на есть техническое: в 2003 г. она окончила Самарский Государственный технический университет, инженерно-технологический факультет, специальность «боеприпасы и взрыватели» (!). Первые десять своей профессиональной жизни Наталья Борисовна посвятила преподаванию серьезных наук в серьезных институтах своего родного города (она имеет звание старший лейтенант милиции), потом  работала руководителем отдела рекламы и маркетинга крупной компании, производящей энергетическое оборудование там же в  Самаре, была заместителем директора по развитию сети ветеринарных аптек, работала в Самарском Литературном музее старшим научным сотрудником. Поработав в разных областях науки и техники, искусства и культуры, Наталья Борисовна отчетливо поняла, что хочет заниматься именно музейной деятельностью и PR. Поэтому ее появление в Выборгском замке – это закономерный виток ее судьбы, когда по личным обстоятельствам наша героиня оказалась в Выборге. Под ее чутким руководством  рейтинг Сэра Филимона в информационном поле Выборгского замка вырос в десятки раз, у него, как у продвинутого пользователя, появились личные страницы во всех социальных сетях, а количество подписчиков перевалило за несколько тысяч. При Наталье Борисовне Филимон стал героем публикаций в самых тиражных газетах типа «Metro» (СПб), его снимали главные телеканалы страны, и именно благодаря Наталье Борисовне Сэр Филимон стал тем, кем он является сейчас: медийной персоной, вальяжным своенравным завсегдатаем замковых светских мероприятий и хроник.

Сейчас Наталья Борисовна живет и работает в Москве.

А Сэр Филимон в последнее время предпочитает «почивать на лаврах», он несколько постарел и разленился, много часов проводит в различных креслах и не забывает основательно подкрепляться в своих многочисленных столовых. Что является неизменным в его биографии, так  это то, что он – Сэр Филимон (и, да, можно просто Филя) – один из самых «атмосферных» котов Выборга. Факт.

 

Волкова Л.Г.

 

 

 

 

 

 

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Первый масштабный виртуальный проект, посвященный 60-летию Выборгского краеведческого музея – в современных реалиях Выборгского объединенного музея-заповедника – состоялся. Попытка посмотреть на музей как на «произведение сынов человеческих» стала невероятно интересным опытом. Нам показалось логичным представлять персоналии по десятилетиям – 1960-е, 1970-е, 1980-е, 1990-е, 2000-е, 2010-е гг. – то есть, практически в хронологическом порядке. Так ярче выделялись признаки времени, становились понятнее трудности работы, четче обрисовывались успехи и достижения. … И разочарования от недостигнутых целей и не воплотившихся надежд тоже.

Мы увидели, как прихотливо вилась музейная «времен связующая нить», то истончаясь почти до разрыва, то завязываясь крепким узлом. Мы осознали, как пристрастна человеческая память, как личная, так и коллективная. Мы поняли в очередной раз, как осторожно в нашем случае следует употреблять слово «впервые» по отношению к тому или иному явлению музейной жизни. Как важно, строя настоящее и создавая будущее, сверяться с прошлым.

Читать далее

Биографии людей, отдавших нашему музею свой труд и талант, были написаны нами на основании их личных и музейных документов, отложившихся в архиве учреждения – отчетов, приказов, научных справок, фотографий; на основании написанных ими или о них статей и книг. Многое дали интервью с героями некоторых очерков, их воспоминания о работе и о коллегах. Признаёмся, что иногда почти единственным источником информации служил Интернет, ставший к сегодняшнему дню дигитальным хранилищем ценных документов. Мы благодарны также нашим читателям за обратную связь и важные дополнения и замечания.

Число «60» ограничило и сделало сложным наш выбор «портретов». Ждать следующего юбилея, чтобы написать о тех, о ком не успели, но о ком сказать обязательно нужно – правильно ли это? Кого-то мы смогли упомянуть в связи с главным героем очерка, но не всех. Поэтому мы испытываем моральный долг по отношению к некоторым людям, прежде всего, к нашим коллегам, чьи заслуги перед музеем несомненны, и наши последователи и потомки должны об этом знать. Так и возникла идея послесловия. Этот заключительный очерк мы посвящаем тем, без кого история выборгского музея была бы не полна.

ПОХЛЁБКИН ВИЛЬЯМ ВАСИЛЬЕВИЧ (1923–2000). Более всего известный в народе как автор популярных книг по кулинарному искусству, Вильям Васильевич был по основной профессии ярким и незаурядным ученым-скандинавистом. Его официальная научная карьера прервалась после защиты кандидатской диссертации по ненаучным и некрасивым причинам, поэтому еще в советские годы он стал, как это сейчас называется, независимым исследователем. Наш музей обязан ему прямо и косвенно многим: во-первых, на его труды «Финляндия и Советский Союз» (1960), «Балтика и борьба за мир» (1966), «Финляндия» (1974), «СССР – Финляндия: 260 лет отношений. 1713–1973» (1975) опирались музейные сотрудники при создании и периодическом обновлении выставки «СССР – Финляндия. Добрые соседи». Этот проект замысливался как постоянно действующая экспозиция, но в своем развитии во времени очень сильно зависел от текущего момента в международных отношениях, поэтому так и оставался только выставкой: то скромной, то масштабной. Во-вторых, в собрании музейной библиотеки находятся «Скандинавские сборники» – выпуски научного журнала, основанного Похлёбкиным в 1955 г. и издававшегося в первые годы в Тарту (Эстония) на его личные средства – гонорары от статей и переводов. Это корпус ценнейших научных сведений по самым разным вопросам скандинавистики, в том числе по выборгской истории тоже. В-третьих, посетив в очередной раз Выборг и Выборгский замок в сентябре 1984 г., Похлёбкин написал и подарил музею краткую научную справку, в которой одним из первых на русском языке рассказал о Выборге как о дипломатическом центре региона в прошлом. В открытый научный оборот эта тема вошла только спустя более чем двадцать лет – в XXI веке.

НАСТИЧ (ЛИТВИНОВА) ЛАРИСА АРКАДЬЕВНА (род. 1954). В Выборгский краеведческий музей Лариса Аркадьевна пришла в 1974 г. будучи студенткой Ленинградского государственного университета. Заканчивала учебу на историческом факультете она уже заочно. Л.А. Настич – уроженка выборгской земли, а точнее – Высоцка, бывшего финского Уураса, места, знаменитого своей военной историей. Наверное, поэтому ее научные интересы всегда были связаны с военными событиями: от русско-шведских войн XVIII в. до боев за острова Выборгского залива в 1944 г. Активная, обаятельная и умеющая заинтересовать экскурсантов, Лариса Аркадьевна очень быстро освоила премудрость просветительской музейной работы: читала лекции, выступала на радио, проводила десятки мероприятий. По количеству проведенных экскурсий Лариса Аркадьевна уступала разве что самому успешному методисту за всю историю музея (и будущему его многолетнему директору) Светлане Александровне Абдуллиной. Ее деятельность в музее была очень разнообразна: это воинские присяги и дни призывника в музейных залах, работа куратором школьных музеев, руководство музейным клубом «Собеседник» на базе ПТУ №230, лекторские десанты в совхозы, больницы и даже аптеки Выборгского района, участие в обследованиях поселков, семейный абонемент для посетителей с детьми. Она стала автором первой выставки в ВКМ, посвященной Зимней войне (1986). Из музея Лариса Аркадьевна ушла в 1992 г. на должность библиотекаря в воинской части, а затем – в Выборгском госпитале, а когда в городе открылся филиал РАНХиГС, перешла на библиотекарскую работу туда.

КОРНЕЕВ ГЕННАДИЙ ПЕТРОВИЧ (род. 1936). Геннадия Петровича жители нашего города знают и помнят как замечательного школьного директора, прежде всего, «железнодорожной» школы №37 – при нем школа стала практически физико-математическим лицеем круглогодичного действия, даже летом не прекращалась интенсивная работа по отдельным предметам (физике, математике, химии, биологии) – в условиях летнего лагеря. И мало кто знает, что Геннадий Петрович был директором краеведческого музея с февраля 1986 по апрель 1987 г. Директорство это было недолгое, но яркое и результативное. Обаятельный, молодой, деятельный – Геннадий Петрович запомнился всем музейным сотрудникам, без исключения. При нем музей «оживился» самым очевидным образом: начался ремонт Комендантского дома, были усилены системы электроснабжения и пожаротушения, улучшены условия хранения музейных предметов (в частности, оружия и драгоценных металлов), существенно расширились возможности для повышения профессиональной квалификации: все сотрудники (а не только те, кто «равнее») стали активно выезжать в командировки, в том числе, в Эстонию (после ссоры с эстонскими реставраторами в 1969 г. это была «закрытая» зона). В музее при Геннадии Петровиче «жить стало лучше» в самом прямом смысле этого словосочетания.

ВАЛЬЦИФЕР МАРИНА ВЛАДИМИРОВНА (род. 1961). Марина Владимировна пришла в музей почти сразу после окончания историко-филологического факультета Петрозаводского государственного университета – в 1987 г. – и проработала чуть больше трёх лет. Как и многим предшественникам с гуманитарным образованием, ей пришлось начать свою научную деятельность с изучения сельского хозяйства Выборгского района. Со времен П.Ф. Ладанова это была своего рода музейная «дедовщина». Марина Владимировна «жест» оценила и в «чуждой» теме нашла свою нишу: стала писать о созвучных времени сюжетах. А поскольку набирала обороты перестройка, то созвучными ей были ранее запретные явления и имена. Так появилась научная справка «Н.И. Вавилов на Карельском перешейке» и несколько публикаций о Н.И. Вавилове в газете «Выборгский коммунист». Она изучила методы хозяйствования коренных жителей наших земель, карел и финнов – они радикально отличались от советских подходов своей бережностью по отношению к природе, отсутствием размаха и гораздо более высокими показателями урожайности. Об этом она тоже писала. Марина Владимировна впервые рассказала местным жителям о «финке» – особой породе лошадей, выводившейся в наших краях с незапамятных времен – малорослой, неказистой с виду, но необычайно выносливой, с отличными упряжными качествами. Можно только предположить, что еще удалось бы раскопать талантливой исследовательнице, если бы она поработала дольше. Но, вероятно, все же, своим свободомыслием она опережала время, поэтому из музея ей пришлось уйти. В журналистику. А потом и вовсе уехать из Выборга в Петербург, а оттуда – на ПМЖ в Болгарию.

ЯДОВ ВИКТОР СТЕПАНОВИЧ (1928–2000). Научным сотрудником музея Виктор Степанович Ядов стал на закате своей жизни – в 1990–1998 гг. Это человек необычайной судьбы, полковник в отставке, летчик-испытатель, несколько лет своей жизни проведший – по образному выражению Александра Орестовича Хлебникова – «верхом на атомной бомбе». Прежде, чем попасть на исследовательский полигон атомного оружия, Ядов В.С. учился в Краснодарской специальной средней школе ВВС, окончил по первому разряду Армавирское авиационное училище, а затем отрабатывал летное мастерство на службе в истребительных авиационных частях в Румынии, Польше и Прибалтике. Авиационный полк смешанного состава, привлеченный к исследовательским работам по совершенствованию атомной и водородной бомб, дислоцировался в пустынной части Крымского полуострова. В нем Виктор Степанович прослужил с 1968-го по 1973 гг. Служба проходила в атмосфере строгой секретности, взыскание можно было запросто получить только за упоминание полного наименования части даже в служебных разговорах. Уйдя в отставку, В.С. Ядов работал в разных должностях в разных местах, в частности, был учителем истории в знаменитом лагере пионерского актива «Зеркальный» на Карельском перешейке, после которого, собственно, и пришел в Выборгский краеведческий музей. В музее он проявил себя, прежде всего, как невероятно харизматичный экскурсовод, шумный, острый на язык, производивший на посетителей неизгладимое впечатление. Огромную помощь оказывал Виктор Степанович школьным музеям, и в городских школах, и в сельских, помогал созданию музея в училище гражданской авиации. Он был «ярым» исследователем «белых» пятен в военной истории Выборга и активным «музейным» журналистом. В нем жил неукротимый дух приключений, плохо смирявшийся с иногда рутинной музейной работой. Но он был «магнитом», притягивавшим в музей интересные находки и интересных людей. Таким мы и будем его помнить.

В начале 1990-х происходившие в мире перемены требовали изменений и в музейной жизни: новых выставочных идей, новых подходов к комплектованию и изучению фондовых коллекций, новой степени «открытости» музея посетителям. Не удивительно, что люди, которые пришли в музей в эти годы (те, кто оказался в нем не случайно) – были людьми яркими, способными «расшатать» музейную рутину уже в силу своего характера, широкого кругозора, своей молодости наконец. В 1990 г. научными сотрудниками музея стали Елена Викторовна Иванова и Лариса Васильевна Петрова. Обе – выпускницы Санкт-Петербургского университета (Елена Викторовна – историк искусства, Лариса Васильевна – историк), почти ровесницы. Обе под руководством З.А. Новоселовой стали участвовать реконструкции музейных залов. Результатом этой работы стало открытие в 1993 г. новой экспозиции «Древний страж города», посвященной 700-летию Выборгского замка.

ИВАНОВА ЕЛЕНА ВИКТОРОВНА (род. 1965 г.) в первые годы работы в музее занималась изучением архитектурной истории Выборга: исследовательскими и реставрационными работами Якоба Аренберга, архитектурой выборгского модерна. В 1994 г. она перешла в отдел фондов, чтобы изучать музейную коллекцию икон. Ее исследования стали первыми профессиональными работами, посвященными предметам из музейного собрания. Статьи Елены Викторовны об иконах с надписями и подписями в собрании ВКМ, серебряных окладах, о коллекции старообрядческого медного литья были опубликованы в первом музейном сборнике «Страницы выборгской истории» и в виде отдельных «Музейных блокнотов». Они заложили ту основу для изучения коллекции ИЗО и предметов декоративно-прикладного искусства, которой сотрудники музея пользуются по сей день. Е.В. Иванова систематизировала коллекцию открыток, перемаркировала, переупаковала, привела в выставочный вид многие тысячи музейных предметов: это все работа незаметная со стороны, но требующая огромных усилий и терпения. В 2004 г. Елена Викторовна стала главным хранителем музея. Ей пришлось руководить фондами в очень непростой период, когда началось внедрение системы электронного учета, создавался Государственный музейный каталог, а значит, перестраивалась вся хранительская работа. Но самое, пожалуй, важное – это авторские выставки Елены Викторовны, посвященные фондовым коллекциям: иконам, графическим работам Д.П. Цупа, часам и календарям. И одна из самых запоминающихся выставок за всю музейную историю: «Тело тленно, душа – вечна. Творчество скульпторов Л. Дитриха и В. Козлова» (1996), которую она создала совместно с художником Г.Г. Буслаевой. В музее в Выборгском замке Елена Викторовна трудилась пятнадцать лет, до конца 2005 г.

ПЕТРОВА ЛАРИСА ВАСИЛЬЕВНА (род. 1962 г.). До того, как научным сотрудником музея стала Лариса Васильевна, изучение средневековой истории Выборга здесь почти не велось. Удивительно? Да. Но объяснимо. Для работы над этой темой совершенно необходимо знание языков. До какой-то степени выручали переводы, выполненные специалистами по заказу архитекторов-реставраторов, но этого было, конечно, недостаточно. Лариса Васильевна – очень одаренный в «языковом» отношении человек. Многое было сделано ей, чтобы ввести музейную науку в контекст финноязычных и англоязычных исследований. Статьи Ларисы Васильевны, посвященные повседневной жизни выборжан (торговле, верованиям, обычаям и привычкам) существенно расширили наши представления о том, что из себя представлял средневековый город. Л.В. Петрова – автор первого опубликованного буклета, посвященного истории Выборгского замка, а также статьи о Выборгском замке для сборника, посвященного всем замкам Балтийского моря. Очень плодотворным оказалось сотрудничество Ларисы Васильевны с археологами- специалистами по истории неолита на Карельском перешейке – Александром Ивановичем Сакса и финской исследовательницей Пирьо Уйно. В результате этого взаимодействия появилась очень интересная, хотя и небольшая по размеру, выставка «Каменный век на Карельском перешейке» (1999). Собранные и изученные Л.В. Петровой в процессе работы над этой темой предметы, а также выполненные для выставки художественные реконструкции востребованы в музее годы спустя: и сейчас мы видим в постоянной музейной экспозиции реконструкции керамических сосудов эпохи неолита.

ВАНЕЕВА ТАМАРА ИВАНОВНА работала в Выборгском замке в должности старшего инженера с 1993 по 1997 гг. Он не имела высшего образования, но была прекрасным специалистом-практиком. Как и сейчас, образование, полученное в техникуме, было и остается основой настоящего профессионализма. За плечами Ванеевой Т.И. был техникум промышленного и гражданского строительства, оконченный ею в 1983 г. За свой недолгий музейный «срок» Тамара Ивановна сделала большое и нужное дело: навела порядок в «архиве главного инженера». Она собрала разрозненные по разным шкафам, «распотрошенные» папки с документами, чертежами, схемами систем жизнеобеспечения музейного организма, систематизировала их и составила первую опись. Эта работа потом была продолжена теми, кто занимал инженерные должности в более позднее время. Так что, сегодняшним порядком в корпусе технических документов мы обязаны Тамаре Ивановне и Смирновой Ольге Константиновне, научному сотруднику, которая описала документальную историю музеефикации Выборгского замка и приспособления его под учреждение культуры.

МУЗЕЙНЫЕ ФОТОГРАФЫ. Когда в феврале мы начинали работать над этим проектом, первым, к чему мы обратились, были фотографии. Старые черно-белые фотоснимки, сохранившие для нас прекрасные лица людей, создававших музей в Выборге. К счастью, музейная фотолетопись, начавшаяся в день открытия первой экспозиции 30 июля 1961 г., никогда не прерывалась. Долгое время в музейном штате ставки фотографа не было. Но первый директор ВКМ, Владимир Иванович Дубров, сам был фотолюбителем, к тому же с первых дней своих музей сотрудничал с городскими фотографами и фотоклубом, размещавшимся по соседству, в том же здании городского Дома культуры. Пока музей работал по своему первому адресу – на пр. Ленина, 20 – этого было достаточно. Но когда «музейным домом» стал Замок, ситуация изменилась: оформление экспозиционных пространств требовало большого объема фоторабот, нужно было проводить фотофиксацию поступающих в музей предметов, фотографировать музейные события. Тогда и появилась должность музейного фотографа. В 1970–1980-ых гг. фотографом в музее трудился ВИТАЛИЙ ДМИТРИЕВИЧ КИСЕЛЕВ, младший брат старейшего выборгского журналиста и художника-графика П.Д. Киселева. Этот замечательный мастер даже такие «скучные» документы, как музейные отчеты, превратил в настоящие фотоальбомы. Помимо пересъемки музейных предметов, он фотографировал залы и повседневную музейную жизнь: экскурсии, лекции, открытия выставок, прием делегаций, экспедиции и совместные выезды коллектива. И делал замечательные фотопортреты сотрудников. Его же стараниями была проведена подробная фотофиксация более сотни выборгских зданий-памятников архитектуры.

В 1988 г. музейным фотографом стал АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ АРГАЦКИЙ (род. 1928), бывший радиотехник, долгое время прослуживший в Военно-морском авиационном техническом училище (ВАТУ ГА). У Анатолия Ивановича всегда было много работы: он делал фотокопии документов для научной работы, проводил съемку на натуре при раскопках и строительных работах в городе, на нем был большой объем фоторабот для выставок музея. В начале 1990-х музейная фотолаборатория переживала тяжелые времена: не было необходимых реактивов и даже элементарной фотобумаги. Но Анатолий Иванович смог справиться с этим и даже провести в 1993 г. в стенах музея персональную фотовыставку. После его ухода из музея в 1997 г. фотолаборатория была закрыта. Наступало новое время, время цифровой фотографии. И вот уже многие годы фотолетопись музея ведет АЛЕНА МИХАЙЛОВНА ГОЛОВАЧ, в объективе которой находят свое отражение все без исключения события музейной жизни.

Все ли мы успели сказать, всех ли назвали? Конечно, нет. 60 лет музейной истории – это многие, очень многие люди. Те, чья музейная биография оказалась долгой и достойной, и те, кто был частью музейной жизни считанные месяцы, но успел запомниться, успел отдать музею частицу своего сердца. За «скобками» нашего рассказа остались и некоторые руководители музея, многие сотрудники отдела фондов, методисты, работники службы безопасности, заведующие сложным музейным хозяйством, бухгалтеры, водители… Мы почти ничего не рассказали о сегодняшнем дне музея. Увы, приходится «скобки» закрывать. Сегодня, в Международный день музеев, мы хотим еще раз поблагодарить ВСЕХ, всех без исключения людей, чья жизнь была связана с музеем в Выборге – и поздравить их с праздником. 11 февраля 2020 г. Выборгский музей-заповедник начал отсчет своего седьмого десятилетия. Каким оно будет, покажет история. Та музейная история, в которую уже вписаны ваши имена, дорогие коллеги.